Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

В Ивановской области в середине сентября проходят традиционные осенние учёты журавлей 

Посмотреть на учёты журавлей я мечтала давно. По рассказам орнитологов, это незабываемая картина: над тобой, над золотым пшеничным полем, поднимается огромная серебряная стая птиц и широким клином разрезает небесный простор. Они кричат, тоскливо курлычут, прощаясь с родными краями. 

Путь им предстоит длинный и трудный: журавли огибают Черное море, пролетают Крым, стремясь в жаркую Африку. Десятки тысяч журавлей, в том числе из наших краев, зимуют и в Израиле, в заповеднике Хула. В этом году перед их миграционным броском мне  посчастливилось побывать на осенних учётах. 

С небольшой группой, в которую входил орнитолог Алексей Рябов, кандидат географических наук Дмитрий Марков и двое студентов ШФ ИвГУ Дмитрий Бабанов и Екатерина Львова, я отправилась в Южский район, в Клязьминский природный заказник. 

Именно Клязьма – основное и излюбленное место в нашей области, где журавли собираются перед отлетом в теплые края. Хотя и в других местах их часто можно встретить, например, в Теплякове или в Харитонове. Южский и Савинский районы в этом году отчаянно горели, подобрался огонь и к заказнику, а деревню Изотино с ее классическими полями, на которых журавлей обычно очень много, в этом году, судя по оперативным сводкам, героически отстаивали пожарные и добровольцы. Как повлияли пожары на птиц? Специалисты пока опасаются делать прогнозы. 

Наш путь в заказник лежал через Колобово, Воскресенское, Горячево, Изотино. Самое благодатное время, когда можно наблюдать этих величавых птиц, занесенных в Красную книгу Ивановской области, – с четырёх до шести часов вечера, когда они кормятся на полях, а затем перелетают на ночевку. «Понять, что птицы уже готовы сняться с места и лететь на зимовку, можно так: они постоянно кружат в небе небольшими стайками. Два года назад я учитывал их в районе Теплякова, тогда насчитал 180 штук, а в прошлом году из-за пандемии таких больших подсчетов не делал», - поясняет Алексей Рябов. 

Глядя в окно, замечаем, летит краснокнижный полевой лунь. «Он похож на чайку, такой же белый. Обратите внимание на его необычный стригущий полет почти над землей», - говорит орнитолог любознательным студентам. 

Первая остановка в Горячеве. И пшеничные, и кукурузные поля, которые обнимает густой лес, пустые, едем дальше. В Шапкине, не успев вый­ти из машины, на проводах замечаем небольшую птицу, быстро щелкнув кнопкой на фотоаппарате, Алексей Валентинович говорит, что это большая удача, так как, похоже, удалось заснять дербника – маленького хищного сокола, который занесен в Красную книгу. И только тут мы замечаем, что их здесь целая семья из пяти проворных птах.

Шапкинские поля сначала тоже кажутся пустынными и безмолвными, поэтому участники поездки берут в руки бинокли. Особое внимание – на кромку леса, отдельно стоящие деревья, рулоны сена. «На полях журавли питаются семенами, сейчас злаки уже  убраны, но столовая для птиц все равно щедрая. Заметить их можно на окраине полей, ближе к зарослям, большие, открытые пространства они не любят, потому что, во-первых, журавли очень пугливые, во-вторых, нередко становятся добычей охотников», - рассказывает орнитолог. 

На стоянке журавли тоже ведут себя по-особому. Недалеко от основной группы с нескольких сторон они выставляют часовых. Пока стая кормится, зоркие и внимательные стражи наблюдают. Стоит им заметить опасность – в мгновение ока все птицы стремительно взмывают в небо.

 Вся наша группа превратилась в чуткий слух и зоркий глаз, и в тишине вдруг послышалось приглушенное мелодичное курлыканье.  Дмитрий Бабанов воскликнул: «Я вижу! Вот они!». В поле, метрах в трехстах от дороги, небольшая группа серых журавлей. Предварительно насчитав тридцать птиц, мы, не останавливаясь, двинулись по полю. «Учтите, что ближе, чем на 150-200 метров они нас не подпустят, наблюдайте издалека», - поясняют специалисты. 

Когда от бровки поля мы прошли метров семьдесят, журавли подняли головы, расправили широкие крылья и грациозно, легко и тихо вспорхнули ввысь. Набрав высоту, они полетели сначала скученной стаей. Но через несколько мгновений, они перестроились, четко обозначился строгий клин. Чем дальше журавушки удалялись от нас, тем дистанция между ними становилась больше, а скорость их казалась медленнее. Теперь я поняла, почему журавлиный клин тянется. 

Когда птицы совсем скрылись за зелеными макушками деревьев, над нами внезапно стал взволнованно кружиться еще один журавлик. Потеряв родную стаю, он беззвучно летал над полем, не зная, в какую сторону ему податься. По поведению казалось, что его отчаянию не было предела. «Взрослые птицы за ним не вернутся, журавли совсем не чадолюбивые. Даже в семье их всегда трое, хотя обычно в гнезде бывает два яйца. Первый вылупившийся птенец выбрасывает неудачливого собрата из гнезда. Знаете, каким образом в свое время были спасены канадские журавли? Одно из яиц  орнитологи забирали в инкубатор», - рассказывает Алексей Рябов. 

Осмотрев стоянку журавлей в поле, которая оказалась почти на 400 метров отдалена от проезжей дороги, специалисты пришли к выводу, что были птицы здесь пробыли недолго. Скорее всего потому, что принимают их в ближайших деревнях перед дальним перелетом негостеприимно – пугают собаки, лисы, охотники. 

Вечерело. Солнце неумолимо клонилось к закату. Так хотелось на фоне неба цвета клубничного зефира увидеть изящный клин журавлей, но Алексей Рябов уверен: «Сегодня массового пролета мы уже не увидим, поздно. С этого поля в прежние годы срывалось и по 900 птиц, потом мы видели стаи и по 200-300 журавлей. Из Владимирской области летели длинные клинья. А в этом году, похоже, свое черное дело сделал пожар – дым, жар, сгоревшие нивы вынудили большую часть птиц лететь дальше».

Но все-таки, пока окончательно не стемнело, решили проверить и следующие деревни. В Лучкине пусто. В Изотине, на которое возлагали большие надежды, ни один журавушка не показался. Добравшись до Михеева, когда последние лучи еще золотили поле, наша группа осознала, что на сегодня учёты окончены. В нашей копилке - 31 журавль…

Домой возвращались уже затемно. Это время тетеревов, сов и лис. И с ними нам тоже повезло: 8 тетеревов-косачей пронеслись мимо нас. Оказывается, они идут на пролет в одно время с журавлями, но передвигаются небольшими холостяцкими группами. Хорошо бы, чтобы этих холостяков не заметили охотники! 

И пусть сотен журавликов в небе нам не удалось наблюдать, зато впечатлений от природы родного края осталось в избытке. А с журавлями нам обязательно повезет в следующем году!