Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

В военные годы хрупкая девушка управляла грузовиком

Нашей землячке Елизавете Александровне Музыченко выпала нелегкая судьба, как и многим ее ровесникам. Самая прекрасная пора юности пришлась на суровые военные годы. Но испытания не сломили нашу героиню, а сделали ее сильнее, упорнее, научили ценить каждый прожитый день и людей, встречающихся на жизненном пути.
- За эти прожитые 90 лет было много и хорошего, и плохого, - вспоминает Елизавета Александровна. - Родилась я в селе Крутцы Палехского района. Трудолюбие, ум, большая работоспособность лежали в основе нашей зажиточной многодетной крестьянской семьи Синицыных. Нас у родителей было пять сыновей и две дочери.
Хозяйство было большое и справное: лошади, корова, телята, овцы с ягнятами, куры. Зимой отец уезжал вниз по Волге на заработки. Он был отличным мастером по выделке шкур. Несколько зим работал на фабрике Терентьева разнорабочим, получая золотом по 12-16 рублей. А сколько было радости у детворы, когда приезжал отец. Он всегда привозил подарки, для каждого у него было ласковое слово. А еще он очень хорошо пел.
- Долгими зимними вечерами мы пели с ним, - улыбается Елизавета Александровна. - К нам часто присоединялась соседка. Любимая песня отца была «Выхожу один я на дорогу». Мама была набожным человеком и часто ругала нас: «Все поете, грешники». А папа ей отвечал: «Мать, ты ничего не понимаешь».
Часто вспоминает моя собеседница и свою школу, как по утрам со всех концов бежали туда дети. Школа была начальной, и работали в ней всего два учителя: Мария Ивановна Соломина и ее муж.
- Прекрасные были люди. Их очень уважали. Если отец забивал скотину, то лучший кусок мяса относили учителю, - говорит женщина. - Учителя давали нам крепкие знания, а самое главное, они учили нас добру, трудолюбию, уважению к окружающим. В дальнейшем все дети нашей семьи получили высшее и средне-специальное образование.
Пришел страшный 1932 год. В семью Синицыных пришло горе. Обычных сельских тружеников посчитали кулаками. Главу семейства Александра Ивановича посадили в тюрьму. Там он пробыл четыре месяца, и его отпустили. Следствие установило, что у них не было наемной рабочей силы. Все хозяйство вели отец, мать и дети.
- А папа больше в Крутцы не приехал, - вздыхает моя собеседница, - остался жить в Шуе, у старшего сына Ивана. Поступил на работу на водный транспорт. Его начальником был Комайданов, который поверил в отца. Папа в речном флоте грузчиком проработал 11 сезонов. Мама с детьми осталась в деревне. У нас все отобрали, оставили только корову. Жили в задней части дома, в передних комнатах была организована строчевышивальная мастерская. В дворовых постройках стали держать конфискованных во время раскулачивания деревенских лошадей.
Жить без отца было сложно, и в 1936 году семья перебралась в Шую. На участок старшего сына Ивана на Дубковскую улицу был перевезен деревенский дом и все домочадцы. Дети подрастали и постепенно стали покидать родной кров. Кто — на учебу, кто — в армию. И тут огромное общее горе — фашистская Германия вероломно напала на нашу страну.
Местная газета 20 июля 1941 года писала о том, что «пять сыновей старого рабочего с Дубковской улицы города Шуи Александра Ивановича Синицына пошли защищать Родину». Обстановка в семье была напряженная, ежедневно ждали весточку с фронта, о плохом старались не думать. А в своих письмах подбадривали братьев, делясь новостями жизни в тылу.
- А я во время войны пошла в ФЗУ на курсы счетоводов, - говорит Елизавета Александровна. - После их окончания стажировалась на Объединенной фабрике. Недолго мне пришлось там работать. Уполномоченные пришли на производство и стали агитировать на курсы шоферов для работы на фронте. Обещали работу на легковых машинах, и мы с подругой Ниной пошли на курсы. Курсы вел пожилой очень хороший мужчина Николай Лосев. 5 декабря 1944 года мне выдали документы шофера третьего класса и направили на работу на Савинскую катушечно-челночную фабрику в автогараж в качестве шофера.
Юные хрупкие девушки возили лес на производство на газогенераторной машине, которая топилась чурками, чтобы разогреть мазут для двигателя. На производство пришли трофейные машины с фронта «Студебеккер». Но к нашим дорогам западные авто были не приспособлены. Да и с отечественными машинами девчатам тоже приходилось нелегко. Они часто выходили из строя. Машину заводили ручкой.
- Однажды машину не могла завести очень долго, - вздыхает пожилая женщина и, показывая руку, продолжает, - на ладони руки образовался нарыв, очень болел. А в память об этом на руке до сих пор красуется шрам.
Закончилась война, счастью не было предела! Все пятеро братьев живыми возвратились с фронта. Это было удивительно для людей, но не для их матери, Феодосьи Федоровны — она каждый день молилась за своих сыновей. Так материнская молитва защитила их от верной гибели. Закончили они войну в Берлине, вернулись домой героями с многочисленными наградами.
- А я шофером проработала до декабря 1945 года, - говорит Елизавета Александровна. - Потом поступила на дальнейшее обучение бухгалтерскому делу в Иваново. Жила у моего брата Михаила. Он был начальником Северного аэродрома. После учебы работала на предприятиях нашего города. Вышла замуж за Василия Петровича Музыченко, родили двоих детей: дочь Елену и сына Алексея, построили дом на Мельничной улице. У меня три внука и один правнук. Считаю себя счастливым человеком. Очень благодарна всем, кто встречался на пути и оставил след в моей судьбе. Это были, в основном, прекрасные люди...
Татьяна НАЙДЕНОВА.