Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Живительным родником останется в нашей памяти Т.С. Петрова

 Увы, её больше нет среди нас, но она с нами, потому что жизнь Татьяны Сергеевны – это постоянно бьющий на родной шуйской земле ключ.

Он питал нас любовью, озарял светом, укреплял, дарил радости интеллектуальных открытий и откровений, верным направлением мысли и чувства призывал к движению вперёд на общее благо… И невидимыми чистыми капельками остался в каждом, кому выпала счастливая доля встретить на своём пути Татьяну Сергеевну. 

Тонкая, хрупкая, почти невесомая,  с небесного цвета взором Татьяна Сергеевна была рождена для того, чтобы стать первопроходцем и своей жизнью соединить времена и поколения.

 

Не до себя 
в глухие времена.
Не до стихов 
бессолнечной порою.
Но вдруг душа 
опомнится от сна – 
Я что-то новое в себе 
открою.
Открою новое, когда в мороз
Поманит в лес лыжня 
из детства прямо,
И мне из царства 
вечных гроз и роз
Светло и ясно улыбнётся – 
мама…

 

Такие пронзительные строки может написать только необыкновенный человек, каким была наша Татьяна Сергеевна. 

 

С самых ранних лет, наполненных красотой поэзии, русской природы, ей было предначертано свыше стать филологом. «Вариантов не было – только филфак! Душа лежала к литературе, к тайнам художественного текста», - делилась она воспоминаниями об однозначности выбора своего пути. Шестьдесят пять лет назад, осенью 1966-го года, началось ее восхождение к науке, в которой за последующие годы силой ума и необыкновенной крепостью духа, высокой нравственностью она смогла раздвинуть горизонты научного поиска и, без преувеличения, создать собственную научную школу.          

«Филфак шестидесятых «дышал» культурой, творчеством, поэзией, музыкой, - вспоминала Татьяна Сергеевна на юбилейном вечере факультета. -   Геннадий Михайлович Сухарев возил нас по краю и открывал нам этот  край. Татьяна Всеволодовна Витторф помогала нам познать мир и самих себя. Татьяна Сергеевна Веселова и Лидия Ивановна Малышева разворачивали нас лицом к школе, учили любить, уважать детей. А мы… Мы были очень живыми и весёлыми студентами, на переменах мы пели и читали стихи».

 

Живой, трепетной, тонко чувствующей и любящей всё вокруг она оставалась всегда. Татьяне Сергеевне был свыше послан дар неподдельного человеколюбия и сердечной благодарности людям. И в первую очередь –  учителям, перед которыми  благоговела. Т.В. Витторф до самой своей смерти в Кемерове, где жила после Шуи, получала письма от Татьяны Сергеевны. Во владимирской квартире Т.С. Веселовой регулярно раздавался телефонный звонок – это была Татьяна Петрова. Никогда не забывала справиться о здоровье Л.И. Малышевой или поздравить её с праздником…

А то, что сделала Татьяна Сергеевна в память о своих самых близких шуйских учителях-коллегах – Владимире Дмитриевиче Пятницком и Людмиле Васильевне  Сухановой – иначе как подвигом не назовешь. После их ухода из жизни вышли сборники воспоминаний и научных работ «На добрую память»  и «Звезда среди Вселенной». Уникальные книги, где нет места шаблону, формальности или пустой хронологии. «Меня эти книги «перепахали» всю изнутри», - однажды вскользь произнесла она. Но по-другому работать не умела и не могла: только пропуская через ум и сердце каждое слово, каждый звук.

Но не одним учителям Татьяна Сергеевна отдавала должное. Её трудами  были выпущены несколько литературно-краеведческих изданий. Вначале – как посвящение своим институтским друзьям и ученикам-студентам – в содружестве с В.В. Гадаловой увидел свет поэтический сборник «Листья лет». Впоследствии это станет традицией – издавать стихи и прозу шуйских студентов.  

Спустя более сорока лет со дня окончания вуза Татьяна Сергеевна составит  брошюру стихов А. Дубровина «Март». Имя Алексея Дубровина, юношеского товарища Татьяны Сергеевны, вместе с которым она участвовала в областном семинаре молодых поэтов в 1967 году, к началу 2000-х помнили только его однокурсники и журналисты «Шуйских известий» старшего поколения. Татьяна Сергеевна смогла собрать весь имеющийся у нее материал и сделать книгу, а потом передала его дружеские письма в с. Васильевское, где он учился в школе.  «Нас связывали только стихи. И это было так важно, так существенно, что до сих пор кажется – нельзя допустить, чтобы стихи Алексея пропали, дымом растворившись во времени».

Почти сорок пять лет Татьяна Сергеевна Петрова отдала своему родному вузу, в  котором стала кандидатом филологических наук, доцентом кафедры русского языка, высоким примером Педагога для сотен студентов. Именно здесь на рубеже последнего десятилетия прошлого века зародилось научное бальмонтовское движение. «Наш шуйский краевед Игорь Юрьевич Смирнов при встречах всегда говорил: «Пора начать заниматься Бальмонтом. Это великий наш земляк, а мы почти  ничего о нём не знаем… Вот я съездил в Гумнищи, даже табличку установил о том, что это место рождения великого поэта, а поедет ли кто ещё?». – вспоминала Татьяна Сергеевна. - Я пригласила девчат из своей группы, и мы поехали в Гумнищи вслед за Смирновым: погуляли по зарослям парка, сделали небольшую цветочную клумбу. Её буквально в следующие дни кто-то растоптал. Было горько и больно…».

 

Но растоптать в сердце Татьяны Сергеевны зародившуюся любовь к поэзии Бальмонта не смог никто. Три десятилетия главной её темой оставался солнечный поэт. Из почти двухсот опубликованных работ – более семидесяти посвящены жизни и творчеству основателя русского символизма. Среди них две монографии, учебно-методические пособия для учителей, выпущенные в соавторстве со С.Ю. Хромовой, коллегами по кафедре и, конечно, ежегодный альманах «Солнечная пряжа», где все пятнадцать выпусков Татьяна Сергеевна была «стержнем» его подготовки и издания. Имя ученого Петровой навечно стоит в блистательной плеяде бальмонтоведов, в которой - Павел Куприяновский, Людмила Розанова, Леонид Таганов, Наталья Молчанова…

Вообще 90-е годы XX века оказались особыми не только для страны, города, вуза. Они оказались переломными для самой Татьяны Сергеевны. В мае 1992 года она приняла православное крещение и встала на путь веры Христовой. В духовных вопросах всегда была очень осторожна и искренне считала себя недостойной милости Божией. А люди тянулись к ней за мудрым советом, разъяснением, отлично понимая, что перед ними истинная христианка.

 

И в эти же 90-е в жизни Татьяны Сергеевны появился удивительный гуманитарный класс, где вместе со своим ближайшим единомышленником Верой Викторовной Гадаловой она работала по экспериментальной программе. Уроки литературы и мировой художественной культуры, которые проводила Татьяна Сергеевна, запомнились её ученикам навсегда. Где только не побывали ребята, погружаясь в сокровищницу национальной культуры. Они видели лаки Палеха и Холуя, ростовскую финифть, фрески Андрея Рублёва, посещали столичные музеи и театры, православные святыни… На итоговых экзаменах 11-г класс показал отличные результаты: четыре «звёздочки» получили серебряные медали. Среди них дочь Татьяны Сергеевны – Ася, сейчас Анна Евгеньевна Рылова – кандидат филологических наук.

 

Бескорыстие, нестяжательство были внутренней сутью Татьяны Сергеевны. В этом я смог убедиться в совместной работе в жюри епархиального конкурса «Дорога  к храму», над книгой, посвященной памяти Л.В. Сухановой, наблюдая за скрупулёзным составлением летописи храма Александра Невского. Когда, сбиваясь с ног, искали средства на полноцветное издание книги детских стихов прекрасной нашей поэтессы Татьяны Калининой «Пошли гулять». «Всей своей жизнью Татьяна Калинина утверждает истину: нас объединяют вера, надежда, любовь. Вера в то, что всё послано во спасение. Надежда – что спасёмся. Любовь – то, что соединяет нас друг с другом и с Богом. «Любовь никогда не престаёт». Любовь бесконечная и вечна» - заключала в послесловии Татьяна Сергеевна.

Именно этой любовью держалась, жила сама. Её любящее сердце не позволяло и не желало остановиться, поставить точку в неуёмном желании нести людям добро и свет. 

 …В начале этого года возникла идея создания антологии произведений писателей и поэтов шуйской земли, и обозначился новый проект. Грядет 70-летний юбилей литобъединения при газете «Шуйские известия». Неужели он должен пройти незамеченным? «Понимаете, Серёжа, перед нами стоит очень большая задача, - то ли размышляя, то ли убеждая, говорила Татьяна Сергеевна. – Мы должны в одном издании собрать всех, кто отдал нашему городу свой талант, и не только в рамках газетного «Подсолнуха». Таких имён немало, многие – под спудом многолетнего забвенья. Но сохранить их для детей и внуков архиважно. И ещё: я осталась почти одна из тех, кто помнит литературную жизнь Шуи, начиная с 1966-го. А время тает…».  

 

Да, скорбные вести начали приходить регулярно. Татьяна Васильевна Сергеева, Галина Александровна Медведева (Перфильева), Николай Иванович Бодунов... Чем чаще сердце Татьяны Сергеевны стало отзываться молитвой об упокоении ушедших друзей, коллег, тем твёрже становилось её убеждение: во что бы то ни стало сделать антологию литературной Шуи.

Архивы и библиотеки ещё не принимали посетителей, но вопреки этому мы начали собирать антологию. На рабочем столе Татьяны Сергеевны появились  выпуски сборника «Откровение», книги и брошюры  шуйских авторов, вырезки из газетных публикаций разных периодов. Она с головой ушла в эту работу и увлекла за собой нас. Признавалась, что, перечитывая знакомые и близкие строки, прикасаясь к творчеству своих земляков, словно оказывалась вновь в прекрасном прошлом, где сила и свежесть поэтического слова  были источником энергии и вдохновения…

Татьяна Сергеевна не просто хорошо знала литературно-художественный мир Шуи и любила его, она сама была и останется значимой, незаменимой частью этого мира, который формировал и определял облик города как центра высокой провинциальной культуры, духовных традиций. Неслучайно Татьяна Калинина, Татьяна Софронова, Елена Сушина доверяли ей свои стихи, а она отвечала на это доверие искренними статьями об их творчестве, заботливым и корректным редактированием.

Теперь, когда она оставила нас, многое из недавних событий видится промыслительным. На похоронах Николая Ивановича Бодунова мы шли по аллее Вознесенского кладбища и оказались около последнего земного пристанища Софьи Ивановны Кузьминой, учителя Татьяны Сергеевны в школе № 1. Татьяна Сергеевна была здесь впервые и смогла почти перед самым своим уходом поклониться педагогу, благодаря которому сама выбрала стезю филолога. Добрым словом вспомнила Лидию Ивановну Веселову – своего учителя словесности в средних классах школы №15. 

...Неожиданно тут  же, на прощании, пришло известие о кончине Галины Андреевны Суриной. Услышав это, Татьяна Сергеевна отвела взгляд в сторону и твердо произнесла: «Надо еще многое успеть, а времени, видите, совсем не остается. Время тает…  Будем работать еще плотнее…».

 

Мы работали на пределе возможностей. Ирина Клинникова привозила из редакции подшивки газет. Я «прочёсывал» материалы в городском архиве и областной научной библиотеке. И всю эту круговерть замыкала на себе Татьяна Сергеевна. Она успевала просматривать, анализировать и систематизировать горы того материала, что приносили мы, параллельно набирать его на компьютере и отыскивать забытые имена, которые нуждались в изучении. И это при том, что Татьяна Сергеевна была каждо­дневной опорой своей дочери, успевала заниматься уроками с ненаглядными  внуками, развозить их по кружкам и секциям, готовить семейные обеды и дарить заботу любимому мужу – Евгению Николаевичу, с которым была счастлива пятьдесят один год! 

В ненастные и непривычно серые сентябрьские дни мы были на «подъёме» и не верили самим себе: уже выстроилось содержание будущей антологии, устоялась её структура. Поздним вечером 23 сентября пришло тревожное сообщение: «Серёжа, я заболела. Заархивировала всё, что есть на сегодняшний день. Высылаю Вам и сохраняю на своей флешке…Просмотрела газеты за 2001-2003 гг., есть интереснейший материал… Здоровья всем! Сердечно – Т.С.».

 

Начинался иной отрезок пути жизни Татьяны Сергеевны. А вернее – луч, который имел начало – пресловутый вирус, но никогда не будет иметь окончания, ибо у Господа все живы. «Осень – время особое: трепетное, многоликое, хрупкое… - писала она чуть более года назад. – Осенью мир существует словно на грани: шаг – и ты за чертой, в новом измерении».

Татьяна Сергеевна все отлично понимала и чувствовала, поэтому смиренно, стоически приняла суровое испытание болезнью и, пока силы  не оставили совсем, отвечала на наши ободряющие смс-сообщения короткими благодарными весточками. Свои последние дни в этом мире Татьяна Сергеевна провела, окруженная духовной поддержкой священнослужителей, врачей и сестричек больницы, родных, учеников, коллег. И Господь услышал соборную молитву, узрел крепкое духовное зерно её земного бытия,  сподобив рабу Божию Татиану праведной кончины, о которой так волновалась её душа. 

«Только бы удержаться за ризу Господню», - часто повторяла она как завет. Утром 23 октября Татьяна Сергеевна прошла через таинства Соборования и принятия Святых Таин Христовых и вечером того же дня ушла на небеса...

 

Свет наш, Татьяна Сергеевна,
В памяти Вы навсегда.
Все Вас любили, уверена.
Вы, словно в небе звезда,
Светом своим освещая
Мир, что окутывал Вас,
Всех нас любили, прощая
Взглядом божественных глаз.
Вы - наш наставник,Учитель,
Вечный сподвижник в делах.
Нас, таких разных, простите.
Вы в наших душах и снах.
Ангел Вы в женском обличии.
Вы украшали наш край.
Символ добра и приличия.
Знаю, что место Вам - рай.

Елена Симашкова.