Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Афганская кампания, продолжавшаяся для нашей страны долгие 10 лет, — один из самых противоречивых военных конфликтов в истории 20 века. Сначала её замалчивали, потом стыдливо изображали как «незначительные операции» ограниченного контингента советских войск против отдельных бандформирований. Средства массовой информации долго избегали ужасного слова «война». Но когда «выполнение интернационального долга» затянулось на долгие годы и превратилось в длительный вооружённый конфликт, стали наконец говорить о войне, жертвах, ветеранах и инвалидах.
Тогда, в 80-х годах прошлого века, в Афганистан стягивали тысячи советских солдат и офицеров. От совсем молодых мальчишек, не нюхавших пороха, до убелённых сединами опытных вояк. В 1986 году приказом командования «за речку» занесло и героя моего повествования, молодого в те годы офицера-связиста, а ныне подполковника российской армии в запасе Александра Кортнева. Уже больше десяти лет прошло, как Александр Викторович оставил военную службу, отдав ей 25 лет жизни. Сейчас он трудится «на гражданке» - начальником службы безопасности мебельной фабрики.
Созвонились, договорились о встрече. Подполковник встречает меня на проходной. Седовласый, крепкий мужчина. И хоть в гражданской одежде, военная выправка видна во всём — по аккуратно наглаженным брюкам, начищенным туфлям, манере держаться, двигаться и разговаривать.
- Я земляк знаменитого поэта Сергея Есенина, родился и вырос в Рязанской области, - говорит мой собеседник - Военным мечтал стать с детства. Может быть, влияние оказал старший брат, закончивший лётное училище. Я же поступил в Рязанское высшее военное командное училище связи имени маршала Советского Союза Захарова.
Молодой лейтенант Александр Кортнев отправился служить в наш городок на Тезе в артиллерийскую бригаду, командиром взвода связи. Мой собеседник достаёт из шкафа золотистую модель сувенирной пушки, подаренную ему в шуйской военной части солдатами.
- Это память о службе в части, - улыбается подполковник. — Но в 1986 году Родина позвала выполнять интернациональный долг в Афганистан.
Молодой офицер попал в город Шинданд в батарею артиллерийской разведки. Но сам город, как признаётся Александр Викторович, он видел мало — постоянно вели боевую работу далеко за его пределами.
- Батарея артиллерийской разведки, как понятно из названия, занимается разведыванием целей для ведения артобстрелов, - поясняет Александр Викторович. - А моя задача была организовать связь между нашей батареей и артиллерией. И мы почти всегда находились на передовой, чтобы видеть, куда попадают снаряды и можно было координировать стрельбу. В общем-то, ничего героического в моей службе не было.
Наслушавшимся ужасов об афганской войне от друзей, побывавших там, от сослуживцев, всем только прибывшим было, мягко говоря, не комфортно. Ведь война — есть война...
- Первое время было действительно страшно, - нахмурившись, рассказывает Александр. — Когда я приехал в Афганистан, один из наших батальонов около какого-то кишлака попал в окружение моджахедов. И наша задача — вывести их оттуда. Дорога до кишлака шла по горам, и казалось, за каждым камнем, за каждым поворотом кто-то затаился, что впереди западня. Потом об этом вспоминали со смехом, ведь ко всему привыкаешь. Хотя временами попадали и под обстрелы, и под устроенные камнепады, но страха уже не было. На задания ездили так, как все люди едут на работу, только мы отправлялись на войну.

В один из обстрелов автоколонны Александр Кортнев получил осколочное ранение, а некоторое время спустя БТР, на котором он ехал, подорвался на мине. Александра контузило.
- Это случилось уже под конец моего пребывания «за речкой», - рассказывает Александр Викторович. - Ехали на задание, а дорога оказалась заминирована. БТР подорвался. Ощущения не из приятных. Два часа ничего не помнил, ничего не чувствовал, было очень плохо, но постепенно оклемался и продолжил выполнять боевое задание.
Спустя полтора года службы в Афганистане, в мае 1987 года Александр Кортнев вернулся домой, к родным и близким, которые очень его ждали и сильно за него переживали.
- Из Афганистана прилетел в Москву. Чтобы побыстрее добраться до Шуи, взял такси, - вспоминает он. - Едем, а я настолько привык к афганским пейзажам, наполненным песком, камнями, горами, что просто поражался красоте нашей природы, особенно в мае, когда всё вокруг расцветает. Водитель такси заметил это и в особенно живописных местах предлагал остановиться, чтобы я мог насладиться родными русскими берёзками, речками, полями... Сердце радовалось.
Повидавшись с родными и отдохнув, Александр Викторович отправился исполнять свой воинский долг в Туркменистан.
- Ашхабад — очень красивый город. Его всем Союзом восстанавливали после землетрясения, - говорит Александр. - Построили широкие проспекты, площади с фонтанами и клумбами, сейсмически устойчивые дома. Население в городе было преимущественно русским, там служилось хорошо...
Из-за ранения и контузии Александр Викторович служил сначала в Ивановском военкомате, а потом в Шуйском.
- Многие говорят, что в войсках служат, а в военкоматах просиживают штаны, - возмущается ветеран Афгана. - Я с этим категорически не согласен. Ведь мне есть, с чем сравнивать. И честно признаюсь, в войсках мне служилось даже легче. В военкоматах идёт круглый год непрерывная тяжёлая работа. Призывы, первоначальные постановки на воинский учёт, отправки ребят в войска, диспансеризация...
Сейчас Александр Кортнев откровенно признается, что выбор, сделанный им ещё мальчишкой, был верным.
Алексей РЯЗАНОВ.