Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A
Зоя с мужем Иваном.

Старожил села Дунилово Зоя Николаевна Жаркова никогда не теряет оптимизма

Зое Николаевне Жарковой из Дунилова сейчас 93 года. Кто бы мог подумать, но до 90 лет она еще активно ездила по селу на велосипеде.
Сейчас ноги подводят, поэтому зимой Зоя Николаевна почти не выбирается из дому. Но одной ей скучать не приходится: на выходные приезжают внуки и правнуки, а в будни каждый день приходит сын Сергей, который живет в соседнем доме. Зоя Николаевна – оптимист по натуре, поэтому, как она сама говорит, идет с песней по жизни. Всю жизнь пела в хоре – и при местном доме культуры, и при доме инвалидов.

Хотя жизнь Зои Николаевны нельзя назвать легкой, как и судьбы всех детей военного поколения. Ей – старшей дочери в многодетной семье - пришлось рано повзрослеть и начать помогать родителям. Семья жила бедно. Отец Николай перебивался случайными заработками и крепко выпивал. А детворы в доме — восемь ртов мал мала меньше.
Поэтому, окончив два класса начальной школы, в 11 лет, еще до войны, Зоя пошла работать на фабрику. Ей дали скорняжную машину, на которой девочка пришивала карманы к меховым полушубкам. Освоив мастерство сапожника, она брала подработки на дом и подшивала валенки. А еще Зоя очень хорошо помнит постоянное чувство голода, которое ее преследовало.
«Одно время мать с отцом работали на фабрике в Кохме. Из Дунилова ходили пешком 8 километров. А я оставалась с детьми, – вспоминает Зоя Николаевна. – Набьешь марлю хлебом, посыпанным сахаром, и дашь – дети и сытые, и занятые». Потом мама перешла работать в дом инвалидов.
Одежды, по воспоминаниям Зои Николаевны, у нее было немного: как только она ей оказывалась не по размеру, то быстро переходила к младшим детям. Себе одежду Зоя часто выменивала на что-нибудь, потому что для нее в семье подходящей не было. Много работала в огороде. Перед Пасхой обязательно собирала всю посуду в доме и шла на реку отмывать. После такой генеральной чистки и самовары, и чугуны блестели. Несмотря на тяжелую работу на фабрике, на бесконечные заботы о малышах, на изнуряющий труд на земле, Зоя находила время на отдых: они, тогда уже подростки, под наигрыши сельского гармониста устраивали танцы, пели, веселились от души.

В 1941 году отца забрали на фронт. И без того скудное питание и тяжелый быт многодетной семьи стали еще хуже. «Набравшись смелости, ведь нас гоняли с полей, мы собирали гнилую картошку. Когда удавалось много собрать, мама пекла из нее «тошнотики», а я ходила на фабрику в Чернцы и меняла их на хлеб, - вспоминает Зоя Николаевна Жаркова. - Когда было особенно голодно, мы ходили по селу и окрестностям, продавали что-то из дома или меняли на картошку и муку. На полях была посажена «золотая травка», мы ее так называли. Сейчас ее в садах выращивают как цветок и называют амарант, а тогда его семена, похожие на просо, использовали как злак. Мы мотыжили эту «травку», но срывать ее и уносить домой бригадиры нам не давали».
Зоя Николаевна помнит, как 9 мая им сказали: «Мы победили!» - и все вздохнули с облегчением. А вот песням Победы не было конца, и Зоя с ее глубоким красивым голосом любила их исполнять.
После войны Зоя мечтала выучиться на ткачиху. Но места в школе ФЗУ были только на прядильщицу, куда девушка и поступила. Во время учебы она познакомилась со своим будущим мужем Иваном Жарковым. Он был военным, родом из Великих Лук. После окончания обучения некоторое время Зоя Николаевна работала на прядильной фабрике в Шуе, потом перешла в Чернцы. Зоя и Иван поженились. Позже уже с четырехмесячным сыном Сергеем они вернулись в Дунилово.

Первое время молодая семья жила у родителей Зои. После войны время уже было не настолько голодное. За обеденным столом собиралась вся большая семья. «Сварим чугун картошки, в подполье было много солений: в пузатых бочках, расставленных по всей площади небольшого помещения, хранились капуста, огурцы, грибы, щаница. Мама наберет в блюдо всего понемногу, буханку хлеба порежет - и все сыты», - рассказывает Зоя Николаевна.

Устроиться в селе на работу ей оказалось непросто. Все места уже были заняты. Для начала Зоя Николаевна нашла подработку: стирала белье для пекарни и детского сада. Потом удалось найти место в доме инвалидов посудомойкой и официанткой, чему она была очень рада. Когда кто-то из сотрудников уволился, Жаркова перешла на должность санитарки. На этом месте она трудилась долгие годы.
Супруг Зои Иван работал на лесопилке. Жарковы растили сына. Когда у Зои умерла мама, поднимать младших братьев и сестер пришлось ей, старшей сестре. Некоторое время они еще жили с отцом, а потом решили строить свой дом. Ивану в сельсовете отмерили участок в шесть соток, и они вдвоем начали стройку.
«Как возводить дом, мы с мужем не представляли, материалов у нас тоже не было, поэтому строительство растянулось надолго. Один мастер подсказал, как закладывать венцы, и мы последовали совету. Сначала сделали переднюю. Муж у кого-то попросил старые оконные рамы. Крышу покрыли вместе. В соседней деревне дом горел, оставшиеся хорошие бревна мы себе забрали. Еще один умелец помог сложить печь, - говорит Зоя Николаевна. – Тяжело строились, пристраивали постепенно по одной комнате».

Сейчас у Зои Жарковой просторный, светлый дом с большими окнами, которые выходят на тихую сельскую улицу - именно о таком они с мужем и мечтали. Жарковы вырастили троих детей: за старшим Сергеем появились Любовь, а потом Владимир.
В 2003 году супруг Зои Николаевны после тяжелой болезни скончался. Потом не стало и дочери. Сейчас у нее есть опора – двое сыновей, готовых прийти на помощь в любую минуту, уже взрослые внуки, подрастают правнуки. Несмотря на голод, который постоянно преследовал в военные годы, на нелегкое положение многодетной семьи, в которой она выросла, в жизни Зои всегда был повод для оптимизма, радости и веселой песни.