Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Боевые операции, поиск моджахедов, спасение мирных афганцев и страшная жара – в памяти навсегда

15 февраля он, прошедший необъявленную войну, придет к памятному знаку воинам-интернационалистам, чтобы встретиться с боевыми товарищами и почтить память погибших. Это будет в субботу. А сегодня, накануне 31-й годовщины вывода войск из Афганистана, мы встречаемся с ним в редакции.
Владимир Патрикеев — член нашего литобъединения «Подсолнух», талантливый поэт, автор нескольких книг, а еще хороший друг, готовый прийти на помощь в трудную минуту. Мы сидим в моем рабочем кабинете, я тщательно подбираю слова, чтобы не ранить душу моего собеседника.
Война в Афганистане для Патрикеева закончилась 33 года назад, но до сих пор свежи воспоминания - прошлое не отпускает. Володя помнит, как в 1985 году вызвали в военкомат, как сообщили о командировке в Афганистан.
- Отказаться нельзя, я ведь комсомолец, - погружается в воспоминания Владимир Патрикеев.
О том, как восприняли эту новость близкие, как волновались родители и жена, как трудно было объяснить шестилетнему сынишке, что едет на работу и не известно, когда вернется и вернется ли вообще, Володя рассказывает, заметно волнуясь. У 60-летнего мужчины на глаза наворачиваются слезы.
- Знал о боевых действиях в Афганистане немного. Тогда эту необъявленную войну старались не афишировать. Знал, что там погибают солдаты, офицеры. Видел, как наши ребята возвращались на Родину в цинковых гробах - война есть война. Я же только проходил срочную службу, опыта военных действий нет. Психологически это действовало, хотя мне говорили, что страшного-то особенно ничего нет, - делится мой собеседник.
Слушаю рассказ Володи, и каждое мгновение его жизни, словно наяву, встает перед моими глазами.
Начало июля 1985 года. Поезд Шуя – Москва. Аэропорт Домодедово. Самолет приземлился в Ташкенте. Штаб армии Туркестанского округа, распределение и самолетом - в Кабул.
- АН-24 набрал высоту 6 тысяч метров. Перелет сложный. Дышали через кислородную маску, - отрывисто произносит Владимир, переживая те события заново. - Сутки пробыл в штабе 40-й армии.

Он находился во дворце Амина, который наши ребята брали в 1979 году.
Перелет из Кабула в Джелалабад едва не стал для нашего земляка роковым.
- Мне и еще одному солдатику не досталось парашютов. Основная группа взлетела на самолете, а мы следом — на вертолете. Только самолет набрал высоту, как над горами его сбили. 37 ребят погибли, - вспоминает Владимир. - Наш вертолет летел, делая предупредительные выстрелы по кишлакам, а мне казалось, что это в нас попали душманы. К счастью, все обошлось.
О том, что ангел-хранитель оберегает его, Владимир Патрикеев осознал, когда чудом не подорвался на минном поле. Случилось это во время осмотра выездного поста, что был в восьми километрах от места дислокации нашей бригады. Вернувшись на Родину, Патрикеев напишет рассказ «Смертный рубеж». Позже из-под пера воина-афганца выйдет рассказ «Два друга» о том, как атаковали афганский дувал. А спустя годы в его творческой тетради появятся строки на смерть боевого товарища Мухтара Кувондикова. «Три пули в грудь. Его я помню крик.// Он очень долго мучился, мальчишка...// Мне не впервой, но это было слишком,// И я как будто им был в этот миг...//». Это будет потом, а пока...
А пока боевые операции, уничтожение караванов моджахедов, спасение мирных афганцев и страшная жара…
- Провинция Нангархар. Джелалабадская чаша. Пекло. Марево белесое летом, особенно издалека. Дождей практически не бывает. А тут надвигается плотная сизая мгла, кажется, вот-вот разразится гроза. Поднимается «афганец» - такой силы ветер, что по округе летают камни. Лучше в этот момент на улицу не выходить, - вспоминает мой собеседник.
Владимир помнит звон рикошета в трех метрах и жесткую, как свинцовый удар, команду командира «Разойдись!», когда душманы обстреляли бригаду прямо на плацу во время построения. Солдатские обмороки во время тренировок от 82-градусной жары. Звенящую тишину мертвой кишлачной зоны и разрывы снарядов, ужас, застывший в глазах стариков-афганцев, стоны раненых товарищей и шум «вертушки» с грузом двести на борту.
Но не только этим запомнился Патрикееву Афганистан. Володя улыбается, рассказывая о любимцах советских военнослужащих, веселых обезьянках Юльке и Сашке, долгожданных выступлениях популярных артистов: Розенбаума, Кобзона, Леонтьева. Кстати, Валерия Леонтьева, нашего земляка, Патрикеев лично встречал в аэропорту на «УАЗике».
- Валерий Яковлевич общался просто. Тогда ему 37 лет было. Сказал я, что из Шуи. Он заинтересовался. Дело было зимой 1986 года, - делится мой собеседник. - У меня есть фотография, сделанная с Леонтьевым после концерта. Я рядом с ним, обезьянка Юлька у меня на руках...
Это лишь малая часть рассказа Владимира Патрикеева об афганской командировке, за время которой он участвовал в 15 разведывательных операциях. Из того, что рассказал, не все можно написать в газете. Военное эхо отзывается в его творчестве.