Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Как шуяне хранят свое оружие и патроны?

Конец сентября. Вечер пятницы, город постепенно накрывают сумерки. Световой день с каждым днём становится всё короче и короче. Большинство людей уже дома, отдыхают после тяжёлой рабочей недели. А начальник отделения лицензионно-разрешительной работы по Ивановскому, Лежневскому, Шуйскому и Савинскому районам Управления Росгвардии по Ивановской области майор полиции Сергей Бажин, два сотрудника шуйского уголовного розыска Олег Бугров и Михаил Мозекин, участковый Александр Сусанин и два ОМОНовца в качестве силового прикрытия, прихватив с собой корреспондента «Шуйских известий», отправляются в рейд.

- У нас с конца августа по всей области проводится оперативно-профилактическое мероприятие «Оружие», - рассказывает Сергей Бажин, пока вся наша команда загружается в омоновскую «Газель». - Мы проверяем, соблюдают ли граждане условия хранения оружия. Будем смотреть, где оно хранится, сверим номера, посмотрим, имеется ли у них какое-то другое, незарегистрированное оружие или патроны к нему. Буквально на прошлой неделе у одного владельца гладкоствольного ружья нашли патроны для нарезного оружия. Возбуждено уголовное дело. Сегодня отправимся в сельскую местность, побываем в д. Прилив, Перемилово, Овсянниково и селе Дунилово. Все проверки носят неожиданный характер, чтобы люди не успели спрятать оружие или патроны, убрать ружьё в сейф. Так мы сможем увидеть реальную картину.
Громко хлопает дверь, и «Газель» трогается с места. Для корреспондента, конечно, все происходящее интересно, но для ребят-полицейских - это обычная рутинная работа. Во время поездки они шутят, вспоминают друзей, которые с ними когда-то служили. За окном пролетают сельские пейзажи в лучах заходящего солнца. Поднимая столбы пыли, машина сворачивает на грунтовку, ведущую к первому адресу в нашем списке в деревне Прилив. Подъезжаем к панельной двухэтажке. Завидев людей в погонах, с оружием, направляющихся в подъезд, старушки, сидящие на лавочках, не на шутку разволновались.
- Зачем это вы к нам пожаловали? - спрашивают. - Неужели кто-то что-то натворил?
Сергей Бажин объясняет, что всё в порядке, волноваться не стоит. Обычная проверка. Звоним в дверь на первом этаже, где и живёт охотник Максим Кочков. Дверь открывают двое ребятишек, которые хором отвечают, что папа в душе. Полицейские просят его позвать. Через несколько минут дверь открывает сам Максим Александрович и, узнав цель нашего визита, приглашает войти.
Охотник показывает сейф, открывает его, внутри ружьё, в отдельном ящике патроны, затем демонстрирует разрешение на хранение и ношение оружия. Сотрудники Росгвардии и полиции проверяют патроны, нет ли другого калибра, сверяют номера, проверяют техническое состояние ружья, не раздуты ли стволы, нет ли повреждений.
- Техническое состояние мы проверяем, потому что технически неисправное оружие, имеющее явные повреждения, перерегистрации не подлежит, - объясняет майор Бажин. - Из неисправного ружья человек может случайно поранить себя или кого-нибудь. Здесь же всё в порядке.
Пока Сергей Бажин заполнят все необходимые бумаги, Максим Кочков поделился, что увлёкся охотой не так давно, всего три года назад. Примечательно, но в семье у него охотников не было.
- Я оказался первым охотником в семье, - улыбается собеседник. - На охоту хожу часто, преимущественно сюда к нам, в Шуйский район.
Вся процедура занимает чуть больше десяти минут, и мы снова садимся в «Газель», едем дальше. В соседнем Перемилове нужно проверить два адреса. Но по первому на стук полицейских никто не открывает.
- Обычно, когда хозяева дома, у ворот их машина стоит, - объясняет участковый Александр Сусанин. - Сейчас её нет. Наверное, в город уехали.
По ухабистой грунтовке добираемся до следующего владельца. Но дома его тоже застать не удаётся. Калитку открыла мать хозяина ружья, которая объяснила, что сейчас сын живёт в Холуе. Оружие она показать не может, так как оно в сейфе, а ключи у сына. Сергей Бажин оставляет свою визитку и просит, чтобы сын обязательно связался с ним или с участковым.
Теперь мы держим путь в Овсянниково, которое расположено несколько в стороне от трассы на Дунилово. Кстати, немного о самой трассе. Ехать по ней — сплошное мученье. Трясёт жутко. Ежегодный ямочный ремонт превратил дорогу в настоящую стиральную доску - сплошные кочки. Есть, конечно, полностью отремонтированные участки с ровным асфальтом, но их катастрофически мало. Добираемся до Овсянникова. Деревенька предстаёт очень симпатичной и живописной. Практически все дома ухоженные, перед ними – аккуратные газоны и клумбы, радующие яркими осенними цветами.
Здесь нужно проверить владельца травматического пистолета. Нужный нам дом расположен в середине деревни в глубине участка за высоким забором. Калитка оказывается заперта, звонка нет. Сергей Бажин громко стучит в ворота.
- Бывают ситуации, когда калитка не заперта, но во дворе без привязи огромная собака, а звонок расположен на входной двери дома, - рассказывают полицейские. - Добирайся до звонка, как хочешь. А стука в калитку, естественно, из дома не услышишь.
Но в этот раз нам везёт. Хозяин заметил в окно делегацию силовиков и открыл калитку.
- Раньше никогда не запирал ворота, - объясняет мужчина. - Но у нас не так давно дом в деревне ограбили, поэтому сейчас стал осторожнее.
Полицейские просят показать, как хранится травматический пистолет. Проходим в кладовку, где стоит привинченный к полу небольшой сейф. Мужчина открывает его и достаёт пистолет, один в один напоминающий «Макаров».
- Это «Макарыч» – копия боевого пистолета, но он травматический, - объясняет Сергей Бажин. - И патроны у него, конечно же, не боевые.
Сергей Александрович за несколько секунд разбирает пистолет, сверяет номера и демонстрирует небольшие перегородки в стволе.
- Травматическая пуля через них пройдёт, а боевая нет, - говорит сотрудник Росгвардии. - Но есть умельцы, которые растачивают ствол и подготавливают его под стрельбу боевыми патронами. Это уголовно наказуемое преступление. Здесь всё в порядке.
До Дунилова добираемся уже затемно. На улицах ни души. Первый адрес на улице Восточной. Несмотря на то, что многие в нашей компании в полицейской форме, дверь нам открывают с осторожностью. Узнав цель визита, хозяин пускает в дом. Никаких нарушений в хранении оружия здесь нет, проверка занимает несколько минут, и мы едем дальше в... женский монастырь.
Там, по словам Сергея Бажина, у настоятельницы хранится три ружья. Но в монастырь нас не пустили. Лишь участковому разрешили пройти и всё проверить. Остальные остались ждать за оградой. Минут через пятнадцать Александр Сусанин возвращается и говорит, что нарушений нет. Всё оружие хранится по правилам.
До следующего владельца ружья добираемся по тёмным переулкам, петляя мимо домов. За окном «Газели» темно, хоть глаз выколи. Сергей Бажин рассказывает, что сегодня нет нарушений, прямо беспроблемный рейд какой-то.
- Часто в подобных поездках наблюдаем, как люди халатно относятся к хранению оружия, - продолжает Сергей Александрович. - Приходят с охоты, бросают ружьё где попало и забывают о нём. А ведь это оружие может взять кто угодно. Ребёнок возьмёт поиграть да случайно выстрелит, кто-нибудь проникнет в дом, украдёт ружьё и использует в преступных целях. Имеется достаточное количество фактов, когда халатность заканчивалась трагедией. Хранить оружие можно только в металлическом сейфе или ящике, обитом железом, закреплённом на стене или полу.
Подъезжаем к дому на окраине села. Хозяин уже спит. Дверь нам открывает супруга и приглашает войти. Сотрудники полиции и Росгвардии сразу же видят нарушение, словно сглазил Сергей Бажин - охотничье ружьё стоит в прихожей.
- Пришёл с охоты, поставил здесь да забыл, - оправдывается проснувшийся владелец.
Сергей Бажин составляет протокол о нарушении и говорит, что хозяину оружия нужно в понедельник приехать в Шую в отделение лицензионно-разрешительной работы, где на нарушителя наложат штраф от 500 до 2000 рублей.
Дороговато обходится забывчивость. Но всё же хорошо, что никто не пострадал. Теперь, наверное, мужчина будет хранить своё ружьё, как положено.
На глазах нашей команды владелец ружья убирает его в металлический ящик и запирает замок. Вот теперь всё в порядке.
Прощаемся и отправляемся по последнему адресу. Большой дом, в окнах горит свет, во дворе на цепи надрывается собака, учуявшая чужаков. На стук в калитку и окна никто долго не реагирует. Наконец, дверь открывает пожилая женщина.
- Задремала у телевизора, - объясняет она.
Хозяина оружия дома не оказывается. Уехал в областной центр. Извиняемся за поздний визит, участковый даёт свою визитку, просит, чтобы хозяин ружья с ним связался. Отправляемся в обратный путь.
- Такие рейды показывают реальную обстановку, - комментирует Сергей Бажин результаты нашей поездки. - Когда вот так, без предупреждения, приезжаешь с проверкой, что-то спрятать или укрыть очень сложно. Сегодня, как вы могли видеть, во всех, кроме одного случая, всё было в порядке. Но бывает много разных ситуаций. Иногда собственники забывают, что закончился срок действия разрешения на оружие. А даже один день просрочки - это конфискация оружия и штраф от 3 до 5 тысяч рублей. Бывает другая ситуация - два соседа, оба охотники, один другому или дарит, или продаёт своё ружьё. А это можно делать только через специализированные органы, то есть через отделение лицензионно-разрешительной работы, в ином случае - это уголовно наказуемое преступление - сбыт оружия. Иногда находим у владельца оружия патроны к другому оружию, другого калибра, на которое у него нет разрешения. Это тоже является нарушением. Хотелось бы обратиться к владельцам оружия, внимательно к нему относиться, не допускать халатности в обращении и строго следовать всем нашим рекомендациям.
И действительно, забытое в прихожей ружье, задетое в темноте ногой, может убить своего же хозяина. Ведь не зря говорят, что даже палка и та раз в год стреляет.
Алексей РЯЗАНОВ.