Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A
Вид на площадь Ленина с улицы Малахия Белова. Наши дни. В общем-то одно и то же место, только величественного храма не хватает. /ФОТО: АЛЕКСЕЙ РЯЗАНОВ, «ШУЙСКИЕ ИЗВЕСТИЯ»

Шуйский краевед поделился историей площади Ленина

- А вы знаете, что на площади Ленина в земле до сих пор покоятся останки шуян, более двух столетий назад захороненных в некрополе у Спасского храма? - с этим вопросом пришел к нам в редакцию неравнодушный читатель. - А ведь там были похоронены очень известные горожане.

Выходит, если при реконструкции площади после взрыва Спасского храма останки не перезахоронили, то получается, мы ежедневно ходим по костям своих предков? За комментариями мы обратились к одному из самых уважаемых краеведов Шуи Евгению Ставровскому и попросили его рассказать об истории этой части города.

- Есть хорошие работы по истории Шуи 17 века, которые проводила архитектор-историк из Москвы Людмила Мазур, - рассказал Евгений Сергеевич. - Она изучила самые первые переписи Шуи начала 17 века - 1619, 1623 и 1629 г.г. На основании этих документов в своей статье Людмила Дмитриевна рассказала, что представляла эта территория в те годы. Оказывается, что это была не площадь, а две улицы - Широкая и Узкая, которые расходились от выезда из крепости, около нынешнего Литературно-краеведческого музея. Одна шла в сторону Воскресенского собора, а вторая в  направлении Костромской улицы. Они были застроены торговыми лавками. Рядом находился большой гостиный двор (деревянный), а также «таможенная изба да клеть померная», т.е. городские весы. Здесь же располагались два храма - сначала Спасский и в честь Козьмы и Демьяна, а затем Спасский и Владимирский. Отмечу, что в конце 17 века Спасский храм был уже построен в камне. Правда, не в том виде, в котором мы можем его видеть на фотографиях дореволюционной Шуи Ф.В. Никонова.

Отметим, что фабрики и жилые дома в Шуе стали возводить из кирпича только спустя столетие — в конце 18 века.

- Через 20-30 лет после того, как Екатерина II утвердила план застройки города, по «солнечной» стороне площади стали возводить дома богатые шуяне Посылины, Киселёвы, Щеколдины, - рассказывает Евгений Ставровский. - С южной стороны (где сейчас почтамт) в разные годы  строили дома для священнослужителей. В одном из них некоторое время жил Василий Петрович Цветаев — дед Ивана Владимировича Цветаева и прадед Марины Цветаевой, а также Михаил Васильевич Миловский — прадед писателя Бориса Полевого. А в 1847 году построили тот Спасский храм, который можно увидеть на старинных фотографиях, дошедших до наших дней. Получается, летом будем отмечать юбилей несуществующего ныне храма. Вокруг церкви образовался ровный прямоугольник — настоящая площадь. Торговля передвинулась ближе к современному гостиному двору, и эта территория стала центром духовной жизни города.

Рядом со Спасским храмом со стороны нынешней районной администрации стояла очень древняя часовня Животворящего креста.

- Её построили в 1655 году. Правда, она горела, когда в Шуе в 18 веке были страшные пожары. И Спасская церковь сгорала, и часовня. Самый древний Животворящий крест — копия креста из Нового Иеру­салима из трёх видов древесины (кедра, кипариса и можжевельника) тоже не уцелел в одном из пожаров. Часовню восстановили в камне и большего размера, крест тоже восстановили. Если формально говорить, то этот крест был в Шуе второй святыней после Шуйской-Смоленской иконы Божией Матери. Сейчас обе эти святыни утеряны, - рассказал краевед.

Конечно же, у храма был погост. До 19 века в подобных некрополях хоронили всех, потому что не было городского кладбища. Троицкое кладбище появилось лишь в конце 18 века. В 19 веке у храмов было разрешено погребение только именитых людей (священнослужителей, церковных старост, благотворителей). Погост, по словам Евгения Ставровского, располагался в форме буквы П вокруг алтаря храма.

- Могилы располагались в месте нынешних пешеходных дорожек от Поклонного креста до памятника В.И. Ленину, - рассказал Евгений Сергеевич. - Но подчеркну, памятник расположен вне территории бывшего храма и погоста.

А вот останки людей, захороненных в этом месте, по мнению краеведа, до сих пор там и покоятся.

- Храм взорвали в начале мая 1930 года, - говорит Евгений Сергеевич. - Все памятники на могилах снесли, а прах-то остался в земле. Когда церковь взорвали, груды кирпичей лежали там годами. Их было много, а техники, чтобы убрать, не хватало. Постепенно кирпичи разбирали на различные городские стройки. Никто и не думал заниматься перезахоронением. Получается, сейчас мы по костям ходим.

И кирпичи от храма, так и памятники с надгробий шли на строительные нужды. Есть сведения, что когда строили центральную баню на 1-й Московской улице, использовали памятники с Троицкого кладбища. Также могли использовать памятники и с некрополя у Спасского храма.

- Список похороненных при храме хорошо известен, - рассказал Евгений Ставровский. - Священник по фамилии Грамматин, когда стало понятно будущее православной церкви в молодом советском государстве, по памятникам сделал список захороненных там людей. Может, конечно, и не всех, но большинства. И, думаю, было бы уместно на месте нынешнего креста на площади поставить часовню. И в ней или около неё разместить плиту, на которой написать имена всех людей, покоящихся здесь. Для исторической справедливости и для сохранения памяти о тех, кто жил и благоустраивал когда-то наш город, это было бы важно.