Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Родившийся незадолго до Великой Отечественной войны, в 1940 году, отца, ушедшего на фронт, маленький Саша встретил в победном 1945-м. От полученных на фронте ранений отец так и не смог оправиться, тяжело болел и вскоре ушел из жизни. Но его пример оказался настолько важным для Саши, что он также решил связать свою жизнь с воинской службой.

В 1955 году жизнь 15-летнего подростка Саши Кувшинова круто изменилась. Он был принят воспитанником в духовой оркестр воинской части № 48613, дислоцировавшейся в Шуе с 1946 по 1964 годы. Для детей, потерявших отцов в годы войны, по всей стране были открыты специальные училища, брали мальчишек и в военные оркестры. 

Повезло и Александру. «Когда меня пригласили в штаб части, дирижер оркестра устроил мне проверку. Я сильно волновался, но испытание выдержал. Меня приняли, и вскоре я надел военную форму. Кроме занятий в оркестре, мы еще учились в школе рабочей молодежи, – вспоминает Александр Петрович Кувшинов. – Я, открытый и разговорчивый по натуре, довольно быстро подружился со всеми воспитанниками, но особенно с Геной Глотовым и Игорем Мокеевым».

Военный оркестр состоял тогда из 26 человек. В него входили 10 сверхсрочников, 6 солдат срочной службы и 10 юных воспитанников. Держали оркестрантов в строгости. Даже шумные, неугомонные подростки беспрекословно подчинялись военному дирижеру. «А старшина оркестра был для нас и отцом, и учителем, и командиром», - с чувством говорит Александр Кувшинов. 

Военный оркестр в Шуе был очень востребованным. Его приглашали на парады и праздники, он играл на вечерних разводах в гарнизоне и даже на похоронах. Особенно тщательные приготовления велись перед праздником Дня защитника Отечества. Музыканты утюжили парадную форму, начищали до зеркального блеска инструменты, заранее продумывали, чем разнообразить праздничный репертуар, а потом до совершенства оттачивали исполнение композиций. Военные марши и патриотические песни сменялись лирическими мелодиями, от которых у приглашенных гостей поднималось настроение. 

Кроме обучения в школе рабочей молодежи и занятий в оркестре, у допризывника в те годы была возможность бесплатно выучиться на водителя, радиста и даже пилота. Александру Кувшинову повезло: в 1959 году в числе 13 счастливчиков по линии военкомата он стал осваивать специальность «пилот». «Зимой за два месяца в шуйском ДОСААФе мы изучили летные дисциплины, а весной в течение трех месяцев прошли практическую подготовку в Ивановском аэроклубе на самолетах ЯК-18», - поясняет Александр Петрович.

Подготовка в клубе была настолько серьезной, что за довольно короткий промежуток времени курсанты освоили не только азы специальности и прыжки с парашютом, но даже научились выполнять фигуры высшего пилотажа.

Свой первый самостоятельный полет над родной Шуей юный пилот запомнил на всю жизнь. «Разглядывая с высоты птичьего полета улицы и площади дорогого сердцу города, моя душа переполнялась светлой радостью, так и хотелось громко крикнуть: «Как ты прекрасен, мой город, я очень люблю тебя!»» – восклицает А. Кувшинов.

В 1960 году сплоченная команда молодых пилотов прошла переподготовку в Вязниковском авиационном центре, после которой они приняли военную присягу. После окончания сборов новобранцам присвоили звание «сержант», а в военном билете появилась запись «пилот летных экипажей». «Именно во время армейской службы я буквально «заболел» небом, самолетами и после сборов поступил в Казанский авиационный институт», - говорит в конце беседы Александр Петрович.