Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Живая природа помогает зарядиться оптимизмом и сохранить позитивный настрой

Каждое лето мы с мужем отдыхали в одном и том же пансионате. Номер всегда заказывали с видом на Волгу. Но это только так говорится, потому что  реку из окна не видать из-за зарослей ельника. Старые разлапистые ели  с уже пожелтевшей хвоей  стеной высятся  прямо  перед номерами. И о том, что на этой стороне в  двухстах метрах  течёт красавица Волга, можно понять лишь по спускающейся  к ней деревянной лестнице.  И тем не менее, мы имели ряд преимуществ по сравнению с теми, кто селился на противоположной стороне, чьи окна выходили на территорию пансионата.

Ласковые лучи восходящего солнца первыми попадали в наши комнаты. Разбуженная их прикосновениями, я выходила на балкон и наблюдала за пробуждением живой природы.  На огромные ветки  стареньких, но могучих ёлок прилетали разные птицы, названия которых я даже и не знала. Они садились на ветки, о чем-то «переговаривались», улетали. Следом прилетали другие, потом третьи и так далее. Разного размера и окраски.  Щебетали они тоже по-разному. Я пыталась переводить птичий язык на свой, человеческий. Получалось смешно. Вот одна птичка с сердитой ноткой выговаривает «Ты куда? Ты куда?». А другая, будто бы отвечает тоненьким голоском: «А что тебе? А что тебе?». И вдруг – хриплый голос: «Кря, кря!». А у меня уже сложилось  в уме: «Зря, зря!».  А вот на самую вершину садится длиннохвостая сорока и тоже начинает о чём-то стрекотать. Видимо, приносила какие-то важные новости, только мне было не понять. 

Вот так стою на балконе и слушаю пение птиц. Через некоторое время  начинают порхать бабочки. С балкона не видна их окраска, но  наблюдать за их полётами – одно удовольствие.

Но главной моей целью было увидеть живущих в дупле одной ели белок. Они  появлялись позже пичужек. Увидеть их было не просто, так как их рыжие шубки сливались с иголками старых деревьев. Но я уже знала, как быстрее их отыскать. Дело в том, что  белки  утро начинали с завтрака. А на завтрак они срывали свежую шишку и из нее вынимали зёрнышки, а чешуйки от шишки бросали вниз. Вот по этим падающим чешуйкам я и находила их местоположение. Наевшись, белки начинали бегать друг за другом, перепрыгивая с ветки на ветку, с дерева на дерево, то исчезая, то вновь появляясь среди деревьев. 

Странно, но белочки, живя на территории пансионата  долгое время, не были ручными. Никогда не спускались к отдыхающим, которые старались приманить их всякой вкуснятиной. Никогда не навещали специально установленные кормушки, куда отдыхающие клали что-нибудь съедобное.

Во время последнего посещения  пансионата всё было, как всегда: раннее солнышко в номере, разноголосое пение птиц, порхание бабочек. Вот только нам ни разу не удалось увидеть белок. Такое впечатление, что они навсегда покинули  эту территорию. Каждое утро я выходила на балкон и пыталась разглядеть рыжий пушистый хвостик хотя бы одной белочки. Но, увы, чуда не происходило. Белки так и  не появлялись.

 Настало время уезжать.  Мы уже сложили все вещи. Всего одна ночь – и завтра мы будем дома. На рассвете, как обычно, я вышла на балкон попрощаться со ставшими уже родными соснами, птицами, с балкона невидимой, но всегда присутствующей рекой Волгой. И вдруг – с  самой высокой сосны посыпались чешуйки  молодых шишек. Я подняла глаза и увидела сидящую на самом кончике качающейся ветки маленькую белочку, которая двумя лапками держала у своей мордочки шишку. Я так обрадовалась, что захлопала в ладоши. Вот оно счастье! Вместе с появлением небольшого зверька пришла вера в то, что в жизни у нас всё будет хо-ро-шо!