Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Она приручила «капризную» краску, чтобы запечатлеть любимые уголки родного города

«Какие прекрасные работы! Все уголки Шуи узнаваемы! Потрясающе!», - написала мне сообщение учитель и друг Надежда Петровна Варзина, увидев в интернете страничку «Шуя глазами художника» с подборкой работ тонкой акварельной кисти Марины Журавской.

Решила разыскать художницу, чтобы познакомить шуян с ее творчеством. На встречу хотела напроситься в творческую мастерскую мастера, но Марина Журавская наотрез отказалась.
- Пишу на кухне в небольшой городской квартире, - сказала она по телефону и пригласила в кофейню на Шуйском Арбате.
Я не могла понять, почему выбор художницы пал на эту кофейню? Но стоило в назначенный день войти в кафе и увидеть на стене коллекцию акварелей «Маришкины картины», как все стало ясно. Это первая и пока единственная выставка работ художницы.
Невозможно равнодушно пройти мимо городских пейзажей, зарисовок розовых ирисов, березовой рощицы и парковых зон. В очень тонких по цвету, легких и нежных акварельных рисунках, кажется, запечатлена вся Шуя. Это настоящее пиршество радостных и чистых красок!
Родные, до боли знакомые места нашей славной провинциальной Шуи нашли отражение в творчестве акварелистки Журавской. Вот двор на Стрелецкой улице, вот – улица Зинаиды Касаткиной, на скамейке в теплых лучах осеннего солнца нежится старенькая бабушка.
- Я не знаю, как ее зовут, но вижу так часто, что, кажется, мы знакомы всю жизнь, - сказала подошедшая ко мне худенькая женщина невысоко роста и добавила. – Здравствуйте. Я Марина Журавская.

Она извинилась за опоздание, заказала чашечку кофе и пригласила за столик. Я слушала Марину и думала: у каждого художника свой путь к творчеству. Марину Журавскую можно отнести к тем счастливчикам, которые лишь в середине жизни испытали безу­держное желание писать и буквально ворвались в художественную среду современных акварелистов.
- Родилась и училась в Шуе, - рассказывает художница. – Пять лет училась в детской художественной школе у Михаила Александровича Ершова, Галины Федоровны Невинской, Татьяны Сергеевны Степановой. Своих педагогов вспоминаю с благодарностью и любовью.
После окончания средней школы Марина легко поступила в Ивановский химико-технологический техникум, закончила его с отличием и стала художником текстильного рисунка. По распределению работала на Оренбургском шелковом комбинате. Разрабатывала сюжетные рисунки для портьерной, шелковой, крепдешиновой тканей.
- На комбинате проработала три года. В 1991-м, когда Союз развалился, вернулась на малую родину. В юности мечтала уехать из Шуи, а пожила вдали от родных мест и поняла, что лучше нашего небольшого городка и нет. Вы не представляете, как меня тянуло домой! - делится собеседница.
В Шуе по специальности Марина устроиться не смогла, перебивалась случайными заработками. Расписывала матрешек, разделочные доски, шкатулки, а потом и вовсе кардинально поменяла профессию, получив экономическое образование.
- Двух дочек растила одна, поэтому было не до творчества. И все это время я фотографировала любимые уголки Шуи, глуша в себе желание рисовать. Времени не хватало ни на что, - делится Марина.
Но однажды просто не смогла перебороть неистовое желание творить.
- Случилось это два года назад. Шла по улице Зинаиды Касаткиной, посмотрела вокруг, и как будто шоры спали с глаз. Красота-то какая! Нарисую! Первую работу выложила в интернет, получила положительные отзывы. С того времени вдохновение меня не покидает, - говорит художница.

У Журавской, как и у любого художника, свой стиль, своя методика работы. В любое время года в выходные гуляет по городским улочкам, фотографирует, а дома, улучив свободную минутку, рисует.
Марина давно приручила «капризную» краску. Научилась касаться кистью листа одним кратким, но «слитным» движением. Ее мазок быстрый, сильный и точный! Ведь стоит отвлечься, как акварельная бумага быстро высохнет, и уникальная структура красочного слоя, присущая лишь этой живописной технике, бесповоротно нарушится.
- Каждая картина – это настроение. Посмотрите в окно, какой чудесный день, - обращается ко мне Марина. – Жду не дождусь, когда сяду порисовать, чтобы передать красоту этого весеннего дня. Во всем чувствуется весна!

Моя собеседница любит старые дома. В ее творческой копилке не одно дореволюционное здание - дома с улиц Чехова и Театральной. Центр города акварелистке особенно дорог, и она как истинный патриот родной Шуи старается запечатлеть в своих работах дворики, магазины, улочки.
- Мне так жалко эти домики. Они, как и люди, старятся, - делится моя собеседница.
При всей своей занятости (а работает Марина в Иванове в финансовой организации) она находит время не только для занятий живописью, но и спортом, а еще любит путешествовать. Возвращаясь домой из дальних поездок, неизменно берется за кисть и рисует старинные улочки и достопримечательные места родного города.