Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Мастер деревянного зодчества оставил о себе добрую память

Старинное село Дунилово не случайно считается одной из жемчужин Шуйского района. Славится оно трудолюбивыми, мастеровыми людьми. Их стараниями создавался и поддерживается неповторимый облик русской деревни с ее бревенчатыми домиками, украшенными затейливыми, словно морозные узоры, деревянными кружевами.
…Улица Фабричная древнего села, несмотря на свое индустриальное название, самая что ни на есть сельская. Погожим сентябрьским днем, когда нежаркое осеннее солнце мягко светит с голубого небосвода, путаясь лучами в позолоченных кронах берез, лип и яблонь, увешанных спелыми плодами, ощущаешь прелесть деревни особенно остро. Нет здесь городской суеты и суматохи, и люди другие, более степенные что ли.
Оказалась я на этой улице не случайно. А благодаря фотографии всем известного Владимира Жданова. Удивительный все-таки он человек! Как тонко чувствует красоту природы, как любит мир, окружающий нас! Его фотоснимок, где изображен голубой домик, украшенный причудливой деревянной резьбой, привлек мое внимание. «Нет проблем, - сказал Владимир Юрьевич. - Съездим в Дунилово, познакомлю с хозяевами».
Сказано — сделано. Нас радушно встречает хозяйка Нина Леонидовна Казакова, приглашает в дом. А я замираю на пороге, зачарованно разглядывая тонкую работу мастера, украсившего изысканной, словно воздушной, деревянной резьбой не только традиционные наличники, но и фронтон, и карнизы. Оберегают вход в дом деревянные петушки. Да и внутреннее убранство дома говорит о том, что здесь жил Мастер. Именно так — с большой буквы. Звали его Леонид Иосифович Жуков. Это папа сегодняшней владелицы дома Нины Леонидовны.
Хоть и неприлично, войдя в чужое жилище, пристально разглядывать его убранство, тут иной случай. Словно в музей попала, а Нина Леонидовна, как профессиональный экскурсовод, с гордостью демонстрирует шедевры. Высокая, под потолок, горка, украшенная диковинными резными цветами и листьями — настоящее произведение искусства. Комод, подставка для цветов, карнизы для штор, стулья, рама для зеркала — все не ширпотреб, а уникальные, выполненные в единственном экземпляре вещи. Раритетная мебель, которой не один десяток лет, в идеальном состоянии. И это уже заслуга дочери, зятя Бориса Вячеславовича и внука Алексея, бережно хранящих бесценное наследство Мастера.
- Раньше, во времена молодости моих родителей, купить мебель в магазинах было проблематично. А дом надо было обустраивать. Тут и пригодилось увлечение моего отца резьбой по дереву, - рассказывает Нина Леонидовна. - Папа прекрасно рисовал, хоть и был самоучкой. Его даже в пятидесятые годы приглашали на реставрацию Екатерининского дворца в г. Пушкин. Но он отказался. В семье подрастали двое детишек, не до командировок было. Он рассудил, что лучше остаться дома, с семьей. А зря…
Судьба у Леонида Иосифовича сложная. Рано потерял мать, отец женился во второй раз. Маленький Леня скитался, выжил благодаря заботе старших сестер. Прошел сапёром Великую Отечественную, участвовал в войне с Японией. В родные края со службы вернулся только в 1948 году. О войне говорить не любил, слишком тяжелы и страшны для него были эти воспоминания.
- Папа работал в своей мастерской, - ведет нас Нина Леонидовна в святая святых Мастера, где все осталось в неприкосновенности: самодельный станок, стамески, фуганки, трафареты, собственноручно нарисованные эскизы. А ведь он ушел в мир иной почти тридцать лет назад. Но родные поддерживают в мастерской такой порядок, что кажется, сейчас откроется дверь и войдет хозяин - Леонид Жуков.
Да и сам 150-летний дом на Фабричной улице, выкрашенный в небесно-голубой цвет с белоснежным кружевом резьбы, выглядит свежо и молодо. Несколько лет назад он стал победителем регионального конкурса «Кружевная изба России», в котором уговорил Казаковых участвовать односельчанин, экс-депутат облдумы, недавно ушедший от нас Александр Маслов.
...Кто-то восхищается аккуратными европейскими домиками, а мне они кажутся одинаковыми и какими-то безликими. А в русских бревенчатых избах, украшенных деревянными кружевами, есть душа, от них исходит тепло, в них живет память о предках и их мастерстве. И нам надо сохранить эту ускользающую красоту.