Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Перволедье в этом году выдалось удачным. Лёд на реках и озёрах окреп достаточно быстро. Стояли пасмурные дни с легким морозцем и нормальным атмосферным давлением. Сегодня - выходной! Всё приготовлено с вечера. Встав пораньше, наскоро перекусив, поехал на водохранилище под Суздалем. Рассвет только-только забрезжил. Просверлив пару лунок, опустил кормушку с прикормкой и стал настраивать удочку с мормышкой.
И тут моё внимание привлек здоровенный мужик метра под два ростом. Фирменный бур в его руках с быстротой молнии с хрустом врезался в лёд, словно в масло. «За щукой приехал», - подумал я.
Просверлив десятка полтора лунок и расставив заводского производства жерлицы, рыбак достал из огромного ящика батон, палку полукопченой колбасы и четвертинку. Рассвело. Над озером летали галки и вороны, отыскивая брошенных накануне ершей и остатки пищи. Иногда к рыбакам забегали деревенские собаки, их подкармливали: кто рыбку кинет, кто кожуру от колбасы или печенину. Одна собака ходила от рыбака к рыбаку. Сядет в двух метрах на задние лапы, а передними в воздухе машет. Что-нибудь да выпросит.
Рыбак, за которым я наблюдал, зубами оторвал от бутылки пробку- «бескозырку», дернув её за язычок, и прямо из горлышка ополовинил содержимое четвертинки. Затем аккуратно заткнул горлышко и убрал бутылку в ящик. В левой ручище он держал батон, а в правой — палку колбасы, которая в его руке смотрелась, как сосиска в нашей. Он ел очень аппетитно, без ножа, откусывая поочередно то от батона, то от палки колбасы.
И тут на одной из его жерлиц поднялся флажок. Поклёвка! Бросив колбасу и батон на ящик, рыбак кинулся вытаскивать добычу. На этот раз на его живца позарилась килограммовая щука. Оказавшись на льду, она прыгала и вся обвалялась в снегу, как в муке перед жаркой. Но не успел рыбак снять красавицу с крючка, раздались крики от соседних лунок: «Мужик! Мужик! Колбаса!» Посмотрев в сторону ящика, он обомлел и выругался: колбасу схватила прибежавшая из деревни собака и пыталась её утащить. Потащит — пожует и снова тащит.
Рыбак, оставив щуку на льду, бросился за собакой. Как бы дразня его, она бегала кругами: отбежит — пожуёт и снова кидается в сторону. К нему на помощь прибежали чьи-то сыновья лет по двенадцать, но поймать изворотливую собачину и отнять колбасу, а точнее, ее остатки, не получалось. Все сидящие поблизости рыбаки бросили свои удочки и наблюдали за бесплатным шоу, весело комментируя происходящее.
И вдруг снова крики: «Мужик! Мужик! Щука!» Пока незадачливый рыбак метался за собакой с колбасой, другая, такая же голодная особь, схватила щуку и рванула к деревне. Но ей мешала жерлица, тащившаяся за ней на леске. Уставший хозяин щуки кое-как догнал жерлицу и стал за леску, метр за метром, тянуть щуку к себе. Собака уперлась всеми лапами и, виляя хвостом, попятилась, держа щуку в зубах. Кто — кого?! Чувствуя, что может потерять добычу, собака сильнее сжала челюсти, щука хрустнула и... раздвоилась. Собаке достался хвост и часть тушки, а к рыбаку по льду приползла щучья голова с тройником. О, если бы собака могла понимать содержание тирад, посланных ей вслед! Сняв голову щуки с тройника, потерпевший фиаско рыбак отбросил её в снег на радость местных ворон или той же собаки, которая наверняка запомнила то место, где совершила преступление.
Валентин Андреев,
лито «Единый круг».