Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Как-то при оплате коммунальных услуг в банке мой взгляд остановился на календаре с информацией об отношении человека к чёрным кошкам и вообще к животным.

Народу в зале было много, чтобы успеть досконально прочитать её. Меня поразило, например, что в арабских странах, если возница переехал кошку, его могли закидать камнями. К котам, действительно, отношение у людей разное. Некоторые их боготворят и любят чуть ли не больше, чем ближних своих.

А вот чёрные кошки в России не в чести. «Говорят, не повезет, если чёрный кот дорогу перейдет...», - была такая популярная песенка. И люди, как правило, даже если не верят в приметы, сторонятся чёрных котов, а если уж перебежит дорогу такой котяра, трижды плюют через левое плечо.

У меня своё отношение к пушистой разношёрстной братии. Начало было положено на заре моей семейной жизни. После четвёртого курса энергоинститута я женился на девушке, которая закончила мединститут и поступила в ординатуру. Надо было искать жильё для молодой семьи, и я в конце августа посвятил несколько дней поискам квартиры. Задача была непростая — найти недорогое жилье, близко расположенное к моему институту и к первой городской клинической больнице, где обу­чалась жена.

В те времена Иваново был воистину студенческим городом. Казалось, все улицы заполнены энергией студенческой массы. У всех учебных заведений были общежития, но мест не хватало, и многие студенты жили на частных квартирах. Этого-то я и не учёл. «Близко расположенное» жилье найти не удалось. Молодая жена пока помалкивала, но в её взгляде я читал неодобрение моей нерасторопности. Радиус поисков был расширен. И наконец забрезжил «свет» в конце одной из улиц. Кто-то из прохожих посоветовал постучаться в дом, где якобы сдаются комнаты для студентов. Перехожу на рысь – а вдруг кто-то опередит!? Читаю номера домов и вдруг чуть ли не падаю, поскользнувшись на голове обыкновенной селёдки, почему-то оказавшейся посреди улицы. Настроения это мне не испортило, но знал бы я, что будет дальше!

Вот нужный дом. На массивном заборе и калитке сидят несколько кошек и котов. Характерные запахи меня не смутили. Только подумал: вроде не март на дворе… На мой звонок вышла женщина. На плече у нее сидела кошечка. Женщина гладила её, мило улыбалась и добродушно пригласила войти в дом и осмотреть предлагаемую комнату. По пути она легонько распинывала с дороги кошек и котят, кишащих на полу в проходной комнате. Дом был большой – в несколько комнат и комнатушек.

Прошли ещё одну комнату, где жил аспирант энергоинститута, с которым я перекинулся парой слов, пока хозяйка на минуту отошла — на плите «убегала» каша, которую она варила с рыбой-селёдкой для кошечек, как объяснила потом.

- Как живется? Много ли платишь, не мешают ли кошки? - спросил коллегу.

- Да мешают немного, - ответил он, привычно смахнув рукой пару кошек со своего рабочего стола, где в это время готовил обед.

С каждой секундой нарастало желание ретироваться. И всё же надеялся на лучшее: а вдруг мне предложат отдельную комнату с отдельным входом, которая не пропитана устоявшимся кошачьим запахом, от которого уже начало подташнивать? Комнату мне показали. Цена и габариты были приемлемы. Я, чтобы не обидеть хозяйку, сказал, что должен посоветоваться со своей второй половинкой, и пообещал прийти завтра. Тогда и о задатке поговорим…

Выйдя из дома, с облегчением вдохнул свежего воздуха: «Да-а-а… Дела».. А потом вспомнил и лукаво прищуренные глаза той женщины, что посоветовала обратиться в этот дом, и её последние слова: «Там хозяйка очень любит кошек», и ту селёдку под ногами...

Через два дня мы уже жили у тёти Зины, милой женщины, на улице Красных Зорь, на самом конце её, далековато. Но что значат полтора-два километра для влюблённых? Одно беспокоило. Двухэтажные деревянные дома здесь были предвоенной постройки. Жили в них пожилые люди. В основном, старушки, потерявшие мужей на войне. Они тоже держали кошек, но были куда умереннее в своей любви к животным. В комнатах было чисто, уютно, пахло пирогами. У тёти Зины кошек не было. В коридорах, на лестничных маршах, правда, попахивало. Но с этим обстоятельством приходилось мириться. Да и в каком подъезде многоквартирных домов этого нет?! Исключения редки.

С тех пор, да извинят меня сердобольные и страстно любящие кошек люди, я этих животных недолюбливаю. Хотя в детстве, как и все дети, носился с ними и не выпускал из рук. Правда, жили кошки у нас во дворе и прекрасно себя чувствовали. И мы никаких взаимных претензий не имели.

Одна наша родственница, в противовес мне, наоборот, обожает кошек, и у нее постоянно проживают две, а то и три любимицы. Но в доме у родственницы чистота и порядок, 10 соток земли, куры, двое детей, да и основная работа. Подумалось, есть ещё женщины в русских селеньях, чтобы вот так всё тянуть. Да и муж под стать ей — работяга. Как-то зашли мы к ней в гости. Она увидела нас, обрадовалась и поспешила показать свое новое приобретение — молодую породистую кошку килограммов этак на восемь.

- Дядя Саша, посмотри, какая прелесть, потрогай, подержи, послушай, как она мурлыкает! – захлёбывалась от восторга хозяйка пушистой красавицы. Чтобы не обидеть родственницу, пришлось взять кошку на руки. Она действительно была чудо как хороша, не дичилась новых людей. Располагала к себе. В шутку я спросил у супруги:

- Не завести ли и нам такую крошку?

Татьяна Ивановна, не поняв моей иронии, только руками замахала:

- Нам и двух собак в доме достаточно. Хотя эта особа и мне очень приятна!

Жена тоже подержала кошечку на руках, погладила её, но когда узнала, сколько стоит «особа», сказала, как отрезала:

- Не забывай - ты пенсионер, полгода будешь копить на такое приобретение.

Да я и не надеялся на другой ответ... Прощаясь, посоветовал хозяйке:

- Татьяна Владимировна, кошка-то, повзрослев, в весе прибавит, ты уж её на руки-то не бери, наверное, около пуда весом будет. Не надорвись! А ты, муж, взвешивай кота ежемесячно и сверяй с нормой охраны труда. Береги жену!

Он, конечно, понял, что я шучу, и ответил в том же духе:

- Да, сегодня же воспользуюсь советом — куплю напольные весы.

На том и распрощались. И вот парадокс: при всей нелюбви к кошкам по пути домой меня мучила мысль: «А, может, действительно завести такую киску? Сделать супруге сюрприз на праздник? Да и внуки будут рады… А жена? Не выкинет же она такую красавицу на улицу!»

У меня были основания так думать. В своё время та же Татьяна Владимировна подобрала выкинутого кем-то недобрым котенка в крепкие морозы. Принесла бедолагу в наш только что построенный дом. Уши у котика были обморожены, смотреть страшно.

- Тётя Таня, у меня три кошки, четвертая - уж вроде многовато будет, - обратилась она к моей жене. Знаю, вы любите кошек (сумела подольстить!) - Может, возьмёте котёночка? Это вам подарок будет.

Ну что тут скажешь…

- Конечно, возьмём. Пусть живет, - растопилось сердце супруги. 

Так и жила кошечка у нас лет 10-12. Работу свою выполняла исправно. Ласковая была. Но однажды домой не вернулась. Жаль было её всем и даже мне, кому кошки «не очень».

А не подарить ли мне жене кошечку на праздник? Скоро 8 Марта...

Александр НОСОВ.