Assign modules on offcanvas module position to make them visible in the sidebar.

Testimonials

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua.
Sandro Rosell
FC Barcelona President

Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Преподобный Иоаким Шартомский – один из самых чтимых в шуйской земле святых.

Точные даты жизни его неизвестны, но можно приблизительно считать, что он жил в последней четверти 16 – первой трети 17 вв., преставился после 1634 года. Преподобный Иоаким известен как строгий монах-подвижник и выдающийся иконописец, написавший несколько икон, ставших чудотворными. Память святого отмечается 22 сентября.

Свой иноческий путь преподобный Иоаким начал, предположительно, в ростовских землях, после подвизался в Николо-Шартомском монастыре, последнюю же часть жизни (исключая несколько лет вынужденной ссылки на Соловки) провел в Суздале, где он скончался и был погребен. 

В своей монашеской жизни преподобный Иоаким был продолжателем аскетической традиции преподобного Иринарха Ростовского. В описаниях подвигов св. Иринарха говорится, что он в течение сорока лет носил вериги и пребывал в строгом затворе. Общий вес его «праведных трудов» – ручных и ножных оковцев, оплечий, тяжёлых цепей, связней, больших и малых крестов – составлял более 150 килограммов. Надо думать, что и образ жизни подражателей его подвига был так же крайне суров. В Месяцеслове русских святых 17 века, который был составлен известным духовным писателем Симоном Азарьиным, так говорится о семи учениках св. Иринарха (среди них упоминается имя Иоакима Шартомского): «Все они носили на себе тяжкие железа, приковывали себя к стене цепями, питались только сухой пищей; многие люди к ним приходили, ублажали их житие и получали от общения с ними великую духовную пользу».

В свободное от подвигов время, чтобы не быть в праздности, инок Иоаким занимался писанием икон. Около 1619 года он пишет для Спасской церкви в Шуе Кипрскую икону Богородицы, прославившуюся в скором времени многими исцелениями. Вскоре, в 1622 году, шартомским иноком была написана Казанская икона Божией Матери, которую заказала княгиня Ирина Милославская для соборного храма в Вязниковской слободе. От Вязниковской иконы произошло такое количество исцелений, что была собрана церковная комиссия, освидетельствовала все чудеса от иконы (всего их было записано 263) и признала Казанский образ чудотворным. Эта  икона сохранилась и стоит в Крестовоздвиженском храме города Вязники.

Известна также другая Казанская икона, написанная подвижником для своей родной обители. Источники сообщают, что с чтимым образом монахи Шартомского монастыря в конце 19 века ходили с кружечным сбором в Иваново-Вознесенске. Третья же Казанская икона была написана преподобным совершенно особенным образом. Житие сообщает, что эту икону повелела написать подвижнику явившаяся ему в монастыре Богородица, Которая также указала отнести ее затем в Суздаль для духовного утешения и ограждения от бед жителей древнего города. Суздальская икона также прославилась многими чудесами исцелений. Святой остался жить в Суздале в небольшой хижине близ устроенной ради новоявленного чудотворного образа церкви и после своей кончины был погребен там же. Примечательно, что все известные сегодня иконы преподобного были написаны им во время его жительства в Николо-Шартомской обители.

Житие преподобного Иоакима не отличается множеством подробностей. Наиболее загадочным для исследователей является ранний период его жизни. Неизвестно ни место его рождения, ни его происхождение. Некоторые историки даже оспаривают его ученичество у преп. Иринарха, также под вопросом остается факт жительства преп. Иоакима в одном из ростовских монастырей. В основание этого сомнения ставится то обстоятельство, что в первом известном житии преп. Иринарха Ростовского, написанном его ближайшим учеником преп. Александром около 1616 года, ничего не говорится о других учениках Иринарха, живших с ним, кроме Корнилия.

Однако косвенным указанием на связь преп. Иоакима с ростовскими землями можно считать недавно обнаруженную ссылку из сохранившегося Синодика (помянника) Борисоглебского монастыря, что на Устье, месте подвигов преп. Иринарха. Среди имен «вязниковцев», уроженцев Вязниковской слободы, в Синодике значится такая строка: «Род Ивана Лисина Шуянина: Схимник Иоаким, схимница Ираида, убиенный Терентий, Феодосий,  Ирина». Кроме этого упоминания, на последующих страницах указанного Синодика встречается имя некоего «старца Иоакима»: «Род старца Иоакима села Алешково деревни Чурилова…» (далее следуют имена); «Род старца Иоакима села Воронина…»; «Род старца Иоакима чернецкого…» Лисины были достаточно знатным купеческим родом в Шуе, многие из Лисиных были старостами шуйских церквей, имена некоторых из них упоминаются в документах XVII в., опубликованных В. Борисовым. Разумеется, недостаточно оснований ассоциировать «схимника Иоакима» или «старца Иоакима» из Борисоглебского Синодика с преп. Иоакимом Шартомским, но если это так, то можно допустить, что святой был связан неким образом с шуйскими купцами Лисиными или даже происходил из этого рода. 

Синодик Борисоглебского монастыря XVII в. Отдел древних рукописей, Музей-заповедник «Ростовский Кремль». Авторы благодарят за помощь С.А. Лапшину, гл. хранителя Борисоглебского монастыря, музея Рыбинской епархии.

Представляет также интерес другой вопрос о том, где и у кого преп. Иоаким мог научиться искусству писания икон. Известно, что были школы иконописцев в Шуе, Палехе, Холуе, во многих селениях были целые артели художников. Однако стиль письма Иоакима, называемый «грекофильским», весьма необычен, он выпадает из местных традиций письма, ориентированного, во многом, не невзыскательного покупателя. Очевидно, что Иоаким писал не как посадский ремесленник, а как мастер. Высказывалась версия, что Иоаким мог учиться иконописанию у кого-либо из монахов, в частности, на подворье Троицкой Лавры в Хотимле или на дворе того же монастыря в шуйском кремле. Вероятно и то, что он учился живописному делу в Ростове. Однако можно высказать и иное мнение. Возможно, что Иоаким обучался иконописи не у местных богомазов, а непосредственно у кого-либо из приезжих греков. В пользу этой версии можно привести несколько указаний. Преп. Иоаким состоял в близких отношениях с Суздальским архиепископом Арсением Элассонским, бывшим на Суздальской кафедре до 1625 г. Святитель Арсений был «ученый гречин», одним из образованнейших людей своего времени и, кроме того, сам был тонким иконописцем. Не мог ли Иоаким быть учеником святителя Арсения или кого-либо из окружения святителя? Арсений Элассонский возглавлял две комиссии по освидетельствованию двух чудотворных икон, написанных преп. Иоакимом, несомненно, благоволил к нему и, по всей видимости, уговорил его остаться в Суздале, когда иконописец пришел туда с написанной им по указанию Божией Матери иконой. Другим свидетельством высказанного предположения можно назвать первую известную икону преп. Иоакима – Кипрскую. Этот извод, малоизвестный тогда на Руси, был очень почитаем в Греции; возможно, что старец Иоаким был непосредственно знаком с греческими иконными образцами.

Вопрос о школе иконописи преп. Иоакима остается открытым. К сожалению, искусствоведами мало была исследована Вязниковская-Казанская икона Божией Матери, а чудотворная Суздальская икона была… похищена из Цареконстантиновской церкви Суздаля около 2002 года. Вообще же интерес к личности преп. Иоакима, его иконам не ослабевает и в настоящее время. Актуальным является вопрос о канонизации преподобного Иоакима Шартомского, поскольку официального акта о его прославлении не было, и он по-прежнему считается местночтимым святым.

Николо-Шартомский монастырь