Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A
Г.А. Бородин. Стадион «Спартак». 50-е годы. Эстафета на призы газеты.

О времени, журналистике, коллегах и немного о себе

Более 40 лет в журналистике, 38 лет во главе редакции «Шуйских известий», Почетный гражданин города, Заслуженный работник культуры России, талантливый журналист, неординарный человек, красивая женщина... И это все о ней — Галине Андреевне Суриной. Лично для меня, да и для многих сегодняшних журналистов, это еще и добрый, мудрый учитель, требовательный, но справедливый руководитель. Накануне 100-летнего юбилея «Шуйских известий» мы встретились с Галиной Андреевной.

- Галина Андреевна, помню, как совсем молоденькой после окончания вуза пришла проситься на работу не куда-нибудь, а в редакцию «Шуйских известий».Честно признаюсь, перед собеседованием, хоть и храбрилась, поджилки тряслись и коленки подгибались. Опыта никакого, к тому же еще маленький ребенок. Думала, сейчас строгий редактор скажет: «Вы нам не подходите». Но Вы встретили доброжелательной улыбкой, подбодрили и заявили: «У нас многие с корректоров начинали, поработаешь, начнешь писать, еще корреспондентом станешь...» И как в воду глядели...

- Вот уж и до главного редактора доросла, не ошиблась я в тебе. Когда я сама пришла в редакцию, ее возглавлял Григорий Аркадьевич Бородин, человек строгий, даже где-то суровый, но научиться у него можно было многому: и дисциплине, и отношению к делу, а самое главное, он сумел вложить в нас, журналистов того поколения, убеждение, что без широкой связи с читателями газета — не газета, она пустая, мертвая. Руководствуясь этим принципом, мы и работали.
В редакцию приходили люди, мы получали много писем, тираж был огромным. Газету выписывали в каждой семье. Но тогда ведь и время было другое. Все предприятия работали. Город жил, население росло. Молодежь никуда не уезжала — ни на заработки, ни на подработки. И работать, конечно, было очень интересно. При каждом отделе существовал внештатный актив авторов, куда входили очень авторитетные люди. Например, отдел права возглавлял не кто-нибудь, а прокурор. Работа с авторами, с письмами, с людьми была в основе основ.
Тогда часто и много проводились всероссийские, всесоюзные творческие конкурсы, и за массовую работу, за работу с рабселькорами (так называли тогда общественных корреспондентов) мы неоднократно награждались. И конкурсы назывались согласно тому времени. Например, газета стала победителем Всероссийского конкурса имени Марии Ильиничны Ульяновой.

- Знаю, что о «Знамени коммунизма» (так тогда называлась наша газета) даже писала главная газета страны «Правда». А это по тем временам дело небывалое. Шутка ли, на страницах печатного органа ЦК КПСС хвалят редакцию районной газеты из небольшого провинциального городка...

- Да, было дело. Правдист Александр Навозов, наш земляк, приезжал в Шую в гости к брату Николаю, который в то время возглавлял собес. Александр Иванович заглянул к нам в редакцию, посмотрел, как мы работаем, какой у газеты тираж, да и написал о нас в «Правде». И тогда первый секретарь обкома партии Клюев распорядился, чтобы готовили документы на присвоение шуйскому редактору звания Заслуженного работника культуры РСФСР. Документы были подготовлены, но кто-то не пережил этой нашей славы и накатал в обком анонимку. И тот же уважаемый Владимир Григорьевич Клюев отдал распоряжение: «Проверить шуйскую редакцию. Капитально». Тут же приехали специалисты из нашего управления по печати, все досконально проверили. Чуть ли не волосы у меня на голове пересчитали, уверяя при этом: «Мы, Галина Андреевна, не верим этому доносу». В общем, добросовестно выполнили указание обкома. Конечно, ничего не нашли. Доложили начальству, и Владимир Григорьевич сказал: «Ну, не нашли, так не нашли. Но дыма без огня не бывает, а документы пока пусть полежат...». Звание мне все-таки присвоили, но гораздо позже. Я как-то равнодушно всегда относилась к наградам, званиям... Как любил говорить Г.А. Бородин, хвалят – работай, ругают – работай!

- Галина Андреевна, Вы ведь не уроженка здешних мест, родились и выросли далеко от шуйской земли, на Алтае. Как вышло, что Шуя стала Вашей второй родиной?

- Приехала на малую родину мужа, он ведь родом из Колобова. До этого работали с Геннадием Ивановичем в газетах Рубцовска, позже — Ташкента. Туда муж перевелся на учебу из МГУ (заочно учился на факультете журналистики). И тут — сильнейшее землетрясение, город лежал в руинах. Его поднимала, отстраивала вся страна. Нам рассчитывать на получение квартиры уже не приходилось. И когда нам предложили переехать в Нукус — столицу Каракалпакской АССР, где пообещали предоставить жилье и работу в местной газете, мы согласились. Но жить там долго не смогли, все чужое, все не наше, тосковали по родине. И хотя Нукус громко именовался столицей, на самом деле это был маленький, заштатный азиатский городок.
Помню, когда въезжали в город, из-за угла выехала древняя старушка верхом на ишаке. Со мной — почти что обморок. Сижу в автобусе, жду, когда же начнется столица-то, а нам говорят: «Все, центр, приехали»... Нам дали двухкомнатную квартиру, но с первого же дня мы мечтали о том, как оттуда поскорее уехать. Муж заявил, что поедем жить на его родину, в среднюю полосу России, где нет ни землетрясений, ни цунами, все тихо, спокойно и благостно. А мне было все равно куда, лишь бы вырваться оттуда.
Муж написал в «Рабочий край», рассказал все, как есть, по заданию «РК» сделал для газеты серию материалов о том, как отстраивается Ташкент, и его пригласили в Иваново. Он устроился работать в «Рабкрай», я — в «Ленинец». В областном центре сразу получить квартиру было сложно, нам предложили сначала поработать в Шуе.

- Сколько Вас знаю, Вы всегда с большой теплотой относились к нашему городку на Тезе. По-моему, Вы даже больший патриот Шуи, чем иные коренные жители. А помните свои первые впечатления от Шуи? Какой она Вам показалась?

- Влюбилась в город с первого взгляда. Он мне показался таким уютным, зеленым, а уж вокруг колокольни кругами часа полтора, наверное, ходила. Какая красота! Сомнений не осталось — едем в Шую! Да так и остались навсегда. Устроилась на работу в газету корреспондентом отдела сельского хозяйства. Возглавлял его Юрий Павлович Максимов. Это был авторитетнейший журналист. Под его руководством я и начала работать. А муж сменил на посту собкора «Рабочего края» писателя Владимира Федоровича Конюшева.

- Думаю, на этом поприще у Вас особых трудностей не возникло. Вы ведь знакомы с деревенским трудом и бытом не понаслышке. Выросли в деревне, родители держали подворье, огород. С малых лет им помогали...

- Да, мне пришлось поработать почти во всех отделах редакции, но сельское хозяйство — тема, которая была мне наиболее близка. Да и жители села — это особые люди, спокойные, открытые, доброжелательные и искренние, они никогда не будут лицемерить, скажут в глаза все, что думают. Приезжала на ферму, доярка доит, а я садилась рядышком на корточки с блокнотом в руках и задавала ей вопросы. Григорий Аркадьевич нас учил, чтобы мы не заносились, уважительно относились к людям. Он часто повторял: «Никогда не забывайте, где вы работаете! Вас в городе каждая собака знает!»

- Галина Андреевна, сейчас многие люди старшего поколения с ностальгией вспоминают советское время. За давностью лет все плохое забывается, а какие-то яркие моменты остаются в памяти навсегда. И кажется, что в молодости и трава была зеленее, и солнце ярче, и люди лучше...

- Как писал поэт, «времена не выбирают, в них живут и умирают». Время само по себе не может быть ни плохим, ни хорошим. Время делают люди. А на хороших людей мне всегда везло. В 90-е годы только ленивый не ругал коммунистов. Я тоже была коммунистом, и больше ни в какой другой партии никогда не состояла. И никогда об этом не сожалела. Я работала вместе с такими замечательными людьми, как В.Г. Брыкалов, директор ткацко-отделочной фабрики, депутат Верховного Совета, В.Е. Метельский, первый секретарь горкома КПСС . Если я и состоялась как руководитель, то во многом благодаря ему. Училась у Владимира Евгеньевича работать с людьми — где строго потребовать, а где и промолчать, поддержать человека. Удивительный был человек, большая умница, пример для меня.
Я была в одном строю с Почетным гражданином города Н.А. Самченко, директором мебельной фабрики. Это был, как бы сейчас сказали, «эффективный менеджер». А тогда — просто замечательный руководитель. Фабрика при нем процветала, за мебельными стенками в Шую ехали со всего Союза. Передовики производства, труженики села не сходили со страниц газеты. Благодаря «Шуянке» их знали все жители города и района. Все невзгоды пережили и выстояли сельхозпредприятия «Афанасьевский», им. Арсения, возглавляемые опытными профессионалами Н.А. Петрачковым, Т.С. Петрачковой, Н.П. Ясниковой...
БЕЛОВ ДЕМЕНТЬЕВА с какими людьми мне довелось работать в редакции! А.А. Дрыганов (Волин), Ю.П. Максимов, Н.А. Дементьев, В.Н. Белов, М.Ф. Богатова — настоящие профессионалы, авторитетные журналисты. Фронтовичка, кавалер ордена «Красной звезды» Мария Федоровна Богатова, возглавлявшая отдел писем, могла позвонить хоть первому секретарю горкома, хоть обкома, если видела несправедливость. У нее было просто обостренное чувство справедливости... Свой добрый неизгладимый след оставили в «Шуйских известиях» писатели Владимир Федорович Конюшев и Вадим Васильевич Назаров, поэты Геннадий Серебряков и Виктор Верстаков.

- Галина Андреевна, в смутные перестроечные годы «Шуйские известия» оказались между молотом и наковальней. Гласность, крушение прежних идеалов, развал могучей страны. На Вас давили и демократы, и коммунисты. А в итоге газету бросили на произвол судьбы...

- Это было суровое время. Когда случился так называемый путч ГКЧП, телефоны в горкоме, обкоме молчали. Все затаились, выжидали, чем все закончится, чья возьмет. Нас тогда поддержали ивановские журналисты А.И. Романов, И.П. Антонов, В.Г. Соколов. Они нас взяли под свою защиту. Кстати, в области ни одну районную газету не закрыли. Видно, побоялись. Ведь и в то время это были самые массовые печатные издания, народ бы не понял. Решили по-другому: лишить районки господдержки, и они сами развалятся. Ведь все районные газеты, за исключением нашей и еще двух — трех, финансировались из областного бюджета.
Нас спасли наши читатели, выписали «Шуянку», несмотря на то, что цена газеты выросла в разы. Помнишь, эти либеральные цены? Просто бешеные. Мы набрали достаточный тираж для того, чтобы выстоять. Какое-то время коллектив редакции даже был учредителем газеты. И выжили! Тираж пошел в гору, люди привыкли к новым ценам. Очень помогла нам в тот момент и руководитель Шуйского узла связи Н.Г. Аржанникова. Мы вместе ездили в область к начальству, отстаивали интересы газеты.
Но той страны, в которой мы жили, уже не было. Предприятия в Шуе одно за другим стали закрываться. Как-то мы были в гостях в заречье, возвращались затемно. Поразили темнота и безмолвие. Обычно в этом промышленном, фабричном районе круглые сутки кипела жизнь. Даже ночью — шум станков, море огней, люди идут, кто со смены, кто на смену. А тут — тишина и темень, окна фабрик не светятся. И так на сердце больно стало, как будто кого-то похоронила...

- В те годы самыми модными были слова «перестройка», «гласность», «плюрализм». Болтали много, дискутировали взахлёб, а продукты покупали по талонам. А что Вы с этим плюрализмом делали?

- Тяжело приходилось. В редакцию постоянно приходили конфликтные, не понятно чего требующие люди, угрожали, называли нас «коммуняками». К нам, как на работу, ходил один депутат-демократ, качал права, пока я не пообещала спустить его с лестницы. Больше его в редакции не видели. Наверное, на это нужна какая-то смелость, но если ты отдаешь всю жизнь своему делу, и приходит с улицы какой-то дилетант и начинает учить тебя работать, это пережить невозможно. А у нас весь коллектив был по-хорошему амбициозным. Жизнь города и района освещали объективно, грамотно, и претензии несведущих людей воспринимались болезненно.
В стране произошла смена общественно-политического строя. Пережить этот период всеобщего раздрая, когда конфликтовали и спорили все со всеми, было непросто. Тогда мы и открыли рубрики «Прошу слова», «Открытая трибуна», «Есть мнение». На одной странице коммунисты ругают демократов, рядом — демократы кроют коммунистов. «Весело» было…

- Да уж… Галина Андреевна, в редакции ведь никогда не было больших зарплат, тем не менее устроиться в газету всегда было непросто. Работать корреспондентом «Шуйских известий» было престижно в моральном, творческом плане, но, увы, не в финансовом…

- Ну, сама знаешь, больших денег в районной газете не заработаешь. За длинным рублем – это не к нам. Да и не каждый способен писать. Это или дано, или нет, как петь или рисовать... Как не вспомнить замечательные статьи Татьяны Сергеевой, Елены Сушиной, Елены Телегиной, Алексея Горского, Галины Медведевой, Галины Корчагиной, Валентины Абрамовой, Василия Зрелова, фотоработы Александра Кулькова. Каждый из них внес свой весомый вклад в развитие газеты. Благодаря этим журналистам газета была интересной, злободневной, авторитетной, самой высокотиражной среди районных газет области. А Иван Иванович Читнев? Он был поистине душой редакции. К нему шли и с радостью, и с горем. Но прежде всего он был профессионалом высокой пробы, настоящим журналистом.
В основном, люди, приходившие на работу в редакцию, оставались в газете навсегда. Но были и те, которые по каким-либо причинам уходили от нас. Но все они оставляли свой добрый след на страницах газеты. Как, например, Александр Мясников. Я считаю, что он не до конца раскрылся у нас как журналист. То же можно сказать и о Михаиле Шикине, Олеге Назарове, Андрее Князеве, Вадиме Бочкареве. Но зарплаты были низкие, а парни молодые, амбициозные, им надо было устраивать свою жизнь…

- Сейчас многие предрекают скорый крах печатной прессы. Мол, в век интернета все новости первыми появляются там. Говорят, бумажные газеты отжили свой век. Лично у меня на этот счет иное мнение. Еще в кинофильме «Москва слезам не верит» один из героев рассуждал о том, что скоро не будет ни книг, ни театров, ни кино, останется только телевидение. И что? Чтобы попасть на хороший балет или театральную постановку, люди готовы заплатить немалые деньги, но бывает и так, что трудно достать билеты... Все больше людей предпочитают традиционную книгу электронным гаджетам. А Вы что думаете по этому поводу?

- Интернет — великое благо для человечества. Но я не склонна рассматривать его как конкурента традиционной прессы. Его надо принимать как данность времени, с которой надо считаться и учиться работать в этих условиях. Конечно, мечтать о тиражах, которые были в прежние времена, не стоит. Это нереально, это утопия. Но мне кажется, люди никогда не разучатся читать прессу. Если посмотреть мировую практику, то многие зарубежные газеты, ушедшие в интернет, сейчас возвращаются к бумажной версии. Так что, это время надо просто пережить и постараться сохранить свой профессионализм. Я уверена, что хоронить газеты еще рано. Слава Богу, это начинают понимать и власть предержащие на всех уровнях.
А районная газета – самая близкая к людям, к своим читателям. Она пишет о тех, кто живет рядом, об их проблемах и успехах. Она будет востребована всегда. Я в этом уверена. Желаю «Шуйским известиям» процветания, новых читателей и роста тиража. Счастлива тем, что наша газета была и по-прежнему остается самой востребованной у жителей города и района. Эстафета старших поколений журналистов сегодня в надежных руках, коллектив взял на вооружение лучшие традиции, накопленные ими. С вековым юбилеем всех нас! Счастья, здоровья и острого пера!

- Огромное спасибо, Галина Андреевна, за добрые пожелания и непременно ждем Вас на торжестве, посвященном 100-летию нашей «Шуянки».

Светлана КОРОВКИНА.
Фото Александра КУЛЬКОВА.