Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Плыла над Тезой песня бурлаков...

Бывший начальник первого гидроузла Карл Йохансович Соодам, человек, искренне влюблённый в реку и посвятивший работе на Тезе почти всю свою жизнь, поведал нашему корреспонденту увлекательную историю развития Тезянского грузового и пассажирского судоходства.

Указ императрицы и шуйские купцы

Судовой ход по Тезе был издревле. Торговцы ходили по реке вплоть до Астрахани. Путь держали через Клязьму, в Оку, а дальше в Волгу. Конечно, суда были небольшие - «струги» и брали на борт от силы несколько тонн груза. Однако это свободное судоходство по Тезе продолжалось до начала правления императрицы Анны Иоанновны. Дело в том, что она дала разрешение поставить на реке мельницы. Их установили в Холуе, Хотимле, Власихе (была такая деревня рядом с нынешним Сергеевым).
Шуя тем временем динамично развивалась. Промышленникам и купцам нужно было заво­зить продукцию и сырьё. А на телеге много ли увезёшь?! Вот к примеру, пряжу доставляли из Плёса. Представьте себе, 10 тонн груза перевезти с Волги на телегах! Лошадь берёт 300 килограммов, тонна - это три лошади, а десять тонн - это уже 30 повозок! И все есть хотят, да и телеги нужно обслуживать. В итоге, если купец или фабрикант наймёт этот караван, то потеряет много средств. А вот водным путём доставлять грузы было гораздо дешевле. И шуйские промышленники задумали построить глубоководный путь по Тезе.
Реализовать эту идею можно было двумя способами: либо сломать мельницы, либо построить шлюзы. Но указ императрицы защищал мельницы, и в течение 100 лет их не могли сломать. Лишь в 1830-х годах шуйские купцы добились разрешения построить плотины-шлюзы и оставить мельницы при гидротехнических сооружениях.
Строить шлюзы начали в 1833-1834 годах, сразу пять, что существуют и по сей день, одновременно. Первый - в Сергееве, второй - в Польках, третий - в Хотимле, четвёртый - в Холуе, пятый - почти в устье Тезы, перед впадением её в Клязьму. Работали около 150 плотников, полторы тысячи землекопов, а ещё маляры, кузнецы, мостовщики. Все эти люди были возрастом не младше 20 и не старше 50 лет, за счёт работодателя были одеты, обуты, обеспечены общественным питанием, медицинским обслуживанием. Работой на каждом шлюзе руководил офицер, расчёты вели инженеры путей сообщения, тоже военные.

Каша бурлаков и местная детвора

Строительство шло три года. И началось судоходство по Тезе. Сначала баржи с грузами таскали бурлаки. Левый берег Тезы специально был вычищен от деревьев и кустарников, чтобы по нему была устроена бечевая тропа. Работали бурлаки артелями по 8-10 человек. Так было легче кормиться, друг другу помогать, защищать товары от ворья, которое в те годы не дремало. Грузы таскали от ледохода до ледостава. Работа была тяжелая, монотонная, и чтобы хоть как-то отвлечься, бурлаки распевали песни, любимой из них была «Эх, дубинушка, ухнем!».
- Я встречался с людьми, которые своими глазами видели бурлаков, - рассказывает Карл Йохансович. - Когда я с ними беседовал, они уже были в преклонном возрасте. Одна из них - Людмила Ивановна Тихомирова, учительница из Дорожаева, рассказывала, как шла с бабушкой через гидроузел в Сергеево. Они перешли шлюз и присели отдохнуть. И в это время из-за поворота вышла белая лошадь, которая тащила за лямку баржу. На лошади сидел мальчишка, погонял её, а на барже стоял мужчина в красной рубахе с шестом, которым отталкивался от берега...
А вот у сергеевских ребят было настоящее развлечение. Бурлаки ведь ходили по расписанию, да и молва по деревням о том, что идут бурлаки, разносилась быстро. И мальчишки собирались у Паленой горы, там за горой, как раз около монастыря, берег очень крут, даже человек пешком не пройдёт, не то что лошадь. Это расстояние метров 250 - 300. И бурлаки отдавали ребятне лошадей, те галопом перегоняли их вокруг монастыря к барскому лугу, а бурлаки шестами проталкивали баржи это расстояние. Потом вновь запрягали лошадей. А ребятня ждала новый караван.
Питались бурлаки простой пищей, чаще всего кашей. Но уж очень эту кашу любили местные мальчишки. У второго шлюза есть красивое местечко, сейчас туда любят приезжать на пикники. Там бурлаки всегда готовили себе еду. Варили кашу в большом котле, ели, а в это время к ним приходили ребятишки из местных деревень, и бурлаки угощали их, но с одним условием - после еды ребята обязательно должны вымыть котёл.

Государственный флот на Тезе

С приходом советской власти началась реконструкция гидроузлов. И после этого в Тезу пришёл государственный флот. Судоходство было довольно интенсивное. В Шую шло много строительного и дровяного леса, ведь город отапливался дровами - газа ещё не было.
Пассажирское же судоходство организовали где-то в 30-е годы. Сначала полноценных пассажирских судов не было, для перевозки людей оборудовали две баржи - «Идею» и «Смычку». Установили сиденья, спуски, трапы... Ходили они медленно — 5-8 километров в час. Но люди были рады и этому. Ведь по воде было проще добраться до соседних деревень, сёл, городов, так как автомобильный транспорт, автобусы ещё не ходили. Все жители деревень, которые располагались километрах в 10 от реки, пользовались речным сообщением.
Потом на реке появились два катера с дизельными двигателями - «Практик» и «Речник». Они пользовались особой любовью. Эти катера бегали побыстрее. Речное судоходство было не хаотичное, существовало точное расписание. На шуйской пристани работало много людей. Одних грузчиков до 50 человек, а ещё матросы, капитаны... На пристани размещались ресторан, комната матери и ребёнка, столовая.
- Что касается расписания, то оно было согласовано с другими пристанями, - рассказывает Карл Соодам. - Например, из Шуи отправлялся «Практик» и шёл до «8 февраля» (это такая станция на Клязьме), а по Клязьме ходил пароход «Робеспьер» из Нижнего Новгорода до Коврова. Заходил он и на станцию «8 февраля». Шуйские суда прибывали так, чтобы пассажиры успевали пересесть на «Робеспьера» и могли по воде добраться до Коврова или до Нижнего.
А в 1950-е годы стали появляться автобусы, и пассажирское речное судоходство стало сдавать позиции. Автотранспорт вез и грузы, и пассажиров. Построили дороги. В 1960-1970-е годы в Шую пришёл газ. Потребление леса, который завозили баржами по реке, стало меньше, и нужда в грузовом судоходстве сократилась до минимума.
- В 1974 году угнали последние баржи, - продолжает экс-начальник первого гидроузла. - Последний караван пустых барж из Шуи я провожал лично. Помню, шкипера были хмурые, грустные. На дворе стоял конец октября, шёл нудный дождь. Баржи угнали, а возвращались шкипера уже на поезде. На этом закончилось грузовое судоходство на Тезе.
Но продолжалось пассажирское и туристическое судоходство. По Тезе сновали юркие «Зарницы». Эти катера возили туристов со всего СССР от Шуи до Холуя.
- Пассажиры были и из среднеазиатских республик, и из Украины, Белоруссии, Архангельска, - вспоминает Карл Йоханнсович. - Много мы с ними беседовали, пока катера шлюзовались. Они делились впечатлениями от путешествий по Тезе. Судоходство продлилось до 1991 года. Последнее шлюзование у меня записано 20 июня 1991 года.
На этом длинная история речного судоходства по Тезе закончилась. А так хотелось бы продолжения.
Алексей РЯЗАНОВ.