Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав Шуйского района отметила вековой юбилей

Работы у комиссии немало и по сей день. Об этом наша беседа с председателем КДН, первым заместителем главы администрации
Шуйского района О.А. Соколовой и ответственным секретарем комиссии Е.В. Решетниковой.

- Проблемы детей в России были всегда, и особенно поднималась волна подростковой преступности в кризисные, военные и послевоенные времена, - говорит О.А. Соколова, - но до создания комиссии подобными делами занимались исполкомы, детские суды. С момента появления суть работы комиссии, впрочем, как и сейчас, сводилась к обстоятельному изучению личности правонарушителя, причин и условий, побудивших его к асоциальному поступку. А следствием такой работы становилось принятие необходимых мер, чтобы подростка «спасти» – оказать ему материальную, психологическую и педагогическую, а порой и врачебную помощь. Этим комиссия занимается и сейчас.
- Кроме того, одной из важных задач была борьба с неграмотностью. Ежегодно члены комиссии проверяли, все ли ребята сели за парты, а если нет, то почему, - вступает в беседу Е.В. Решетникова. - Операция «Всеобуч» продолжается до сих пор. В начале учебного года мы выясняем, все ли школьники пришли на учебу. Другое дело, что причины неявки за столько лет кардинально изменились.
О.А. Соколова: Далеко за примером ходить не надо. Вот цитата из доклада РОНО
тов. Е.В. Потехиной 1945 года: «...не явилось на учебу 238 человек: 68 – выехали за пределы района, 46 – по болезни, 32 – неправильно учтенных, освобожденных, имеющих слабое развитие, 16 – переростков, не обучающихся в школе 3-4 года, 76 – не посещающих из-за отсутствия одежды и обуви». Все причины уважительные. После войны жизнь была нелегкой, и дети очень переживали, что не смогли попасть зимой на занятия потому, что обуть нечего… А сейчас? В школу «не хочу, не пойду, не буду учиться!» Попробуй мы раньше родителям такое сказать! А сейчас нередко сталкиваемся с тем, что родители сами предлагают ребенку пропустить денек-другой и съездить на рынок или остаться в няньках с младшими братьями-сестрами...
Е.В. Решетникова: Раньше было больше малообеспеченных многодетных семей, а сейчас больше неблагополучных. Поэтому работы у КДН не уменьшается...
- Насколько я знаю, у неблагополучных родителей, пьющих, не занимающихся с детьми, малышей изымали. На эту тему «Шуйские известия» писали немало статей, выезжали в рейды...
Е.В. Решетникова: Были годы для комиссии непростые, когда изъятия происходили часто. Мама лежит пьяная, дома грязь, в холодильнике пусто, а ребенок плачет: «Мамочка!» и тянет к ней ручонки… Мы пристраивали изъятых малышей в госучреждения, реабилитационный центр, который был в Шуе, и это была мера помощи семье. И ведь большая часть родителей одумывались, восстанавливались в правах, и дети возвращались в семью. И сегодня лишение родительских прав - крайняя мера.
В 2016 году лишены или ограничены в родительских правах 4 семьи. В 2017 г. – ни одной. Сегодня работа КДН направлена на профилактику, раннее выявление неблагополучия и сопровождение, сохранение семьи.
О.А. Соколова: Была у нас на сопровождении мамочка, совсем молодая, 21 год, у которой трое детишек. Дважды дети оказывались в отделении полиции, поскольку родительница неделями не появлялась дома. Нам постоянно звонили с просьбой забрать ребятишек то папа, которому нужно выезжать на вахту, то дедушка… Самому старшему из ребят 4 года, а младшему 7 месяцев. Что тут говорить? У мамочки самой еще не сформировано материнское чувство, ответственность за семью... И мы спешили на помощь.
- Как часто собирается комиссия?
Е.В. Решетникова: В минувшем году было 25 заседаний, на которых рассматривались 123 материала в отношении детей и родителей. На родителей было 70, из них 57 завершились преду­преждением, а остальные — штрафными санкциями, в том числе за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. К началу года в социально опасном положении в районе находятся 10 семей, в которых воспитывается 23 ребенка.
- А как дети попадают в поле зрения комиссии?
О.А. Соколова: По-разному: кражи, драки, нередко знакомство с алкоголем. В прошлом году было рассмотрено 13 протоколов по распитию спиртных напитков подростками. И в этом случае ответственность, в том числе и материальная, ложится на плечи родителей. Из года в год таких протоколов в комиссии бывает примерно одинаковое количество с той лишь разницей, что возраст распивающих спиртное становится все меньше. Считаю, что во многом виноваты и сами родители, растящие ребенка в атмосфере вседозволенности.
Е.В. Решетникова: Был у нас случай, когда трое подростков отмечали день рождения с бутылкой шампанского у дома. Это увидели сотрудники полиции и наказали всех. В другой раз ребята поступили хитрее, отправились отмечать в ближайший лесок. И избежали бы наказания, если бы их товарищ не подался догуливать в город, где его и встретил патруль...
- По каким еще причинам подростки оказываются на заседании комиссии?
Е.В. Решетникова: Год на год не приходится. Пару лет назад было много дел по управлению транспортными средствами без документов. Тогда был какой-то бум: подростки брали у родителей (а то и родители покупали им сами) мотоциклы, скутеры и даже авто и в некоторых случаях совершали ДТП. После неоднократных встреч, рейдов, родительских собраний, индивидуальных бесед с подростками, серьезных штрафов количество правонарушений пошло на убыль. И в 2017 году таких историй не было. А вот неблагополучные подростки были всегда. Почему в благополучной семье сын или дочь начинают себя вести асоциально? Это способ избавиться от одиночества? Или утвердиться в обществе, обратить на себя внимание? Причины разные...
О.А. Соколова: А меня поражает родительская черствость по отношению к собственным детям, даже граничащая с жестокостью. Сколько случаев мы рассматривали на комиссии, когда становилось по-настоящему страшно от понимания: дети не нужны родителям. Ну как можно не искать свое чадо, не волноваться за десятилетнего ребенка, не пришедшего домой ночевать и отправившегося пешком в соседний район за 30 км? Это один случай. В другом — при разводе родители настолько увлеклись взаимными оскорблениями и перечислением обид, что попросту забыли о ребенке, оставив его на попечение бабушки… Как бы ни было сложно многодетным матерям, вдовам после войны, но ведь ни один ребенок не был брошен. Нечего было есть, одеть, но ненужных детей не было!
Сколько приходится пропустить через себя таких историй, людских переживаний, детских слез членам комиссии! Но совершенно четко осознаю, что у нас в комиссии случайных людей нет. Более десяти лет с нами неравнодушные люди и грамотные специалисты: Е.В. Решетникова, начальник ПДН МО МВД России «Шуйский» В.С. Боярков, завотделом Управления соцзащиты М.В. Потапова. Они являются и членами рабочей группы комиссии, и выезжают в оперативные рейды, и моментально реагируют на поступающие сигналы. Работа комиссии сложна и многогранна. Это и встречи, и беседы в семьях и школах, и профилактические рейды, и трудоустройство подростков, и вовлечение ребят в кружки, секции. Стали популярными такие формы, как слеты волонтерских отрядов, работа лагеря «Лидер», развитие движения «Юнармия», походы, турслеты.
Особую благодарность хотелось бы выразить нашим социальным партнерам, с которыми комиссия работает в тесной связи: это руководство и специалисты ЦРБ, Центр занятости населения, главы поселений, директора и педагоги...
Мне импонирует цитата, взятая за основу работы комиссии: «У человека всегда есть выбор: поступать правильно, нравственно... И если вдруг возникает сложная ситуация, тогда вспомните золотые слова: «Ты – человек»».

Алёна ПОГИБА.